Из истории коллекционирования кактусов


Из первых кактусов, попавших в Европу случайно в качестве подарков, памяти или „трофея» из дальних стран, в окне какого-нибудь владельца иногда сосредоточилось и несколько экземпляров. Так, совершенно случайно, без умысла коллекционировать возникла маленькая коллекция, ставшая основой последующего размножения и культивирование кактусов. Имя первого коллекционера нам неизвестно. На Иберийском полуострове новое увлечение не пользовалось большим вниманием, так что здесь мы и не нашли никаких письменных свидетельств об основании коллекций кактусов. Эти коллекции не могли быть значительными даже вопреки идеальным возможностям юго-западной Европы, поскольку ни Испания, ни Португалия и сегодня не представляют собой настоящего рая для коллекционирования кактусов.
В более пасмурном климате северо-западной или центральной Европы чужеземный цветок более заметен и его красота более впечатляюща. Поэтому не удивительно, что первое письменное сообщение об увлечении кактусами принадлежит Матео Л обелю и относится к 1570 году. Некий лондонский аптекарь по имени Морган имел несколько видов кактусов и выращивал их для собственного удовольствия.
Постепенно эти растения, а наконец, и небольшие коллекции все чаще стали появляться в окнах жилищ, прежде всего замков и монастырей, и однажды окно для группы кактусов становится тесным и возникает настоящая коллекция. Росло и количество коллекций, которые вскоре привлекли внимание ботаников. Отдельным видам нужно было дать название, описать их и поставить на соответствующее место в растительном мире.
Но прошло немало времени, прежде чем они получили в нем постоянное и окончательное место под названием семейства Cactacae. Число видов всех растений на земном шаре огромно. Немало усилий было нужно приложить, чтобы получить о них полное представление и создать современную систематику растений. Наблюдение за растениями приносило все новые и новые сведения. Число известных видов растений возрастало, так что со временем отдельные системы, дающие их обзор и дающие о них представление, и даже названия отдельных видов растений должны были часто меняться. На этом поле далеко идущее значение имеет труд Карла Линнея, великого шведского ботаника, инспектора ботанического сада в Упсале (1707—1778). Он ввел так называемую бинарную номенклатуру, являющуюся основой современной систематики растений и животных. Каждый вид получает двойное наименование, причем первое означает название рода (genus), а второе — вида (species). Линней первый выделил в своей системе род Cactus, объединив в нем известные ему 24 вида кактусов.
Правда, было бы неправильно предполагать, что двести лет назад европейские коллекции кактусов состояли лишь из такого небольшого числа видов. Линней, являясь жителем северного государства, не мог иметь полное представление о тогдашних коллекциях этих растений в Европе. Со времени Моргана до начала 18 века в Европу попало много видов, сменявшихся в коллекциях. Более нежные виды в новой обстановке,несомненно,жили не долго,более устойчивые жили дольше, и не подлежит сомнению, что снова и снова привозимые виды не всегда были теми же самыми. До того времени, когда Линней зарегистрировал свои 24 вида, — при этом виды тогда понимались в более широком смысле, чем сегодня,— пришло, таким образом, на наш континент гораздо больше видов. От большинства из них, понятно, не осталось и следа.
Первый крупный размах в разведении кактусов произошел в первой половине 18 века, примерно в 1700—1740 гг. Здесь уже можно говорить о культивировании кактусов в сегодняшнем смысле слова, поскольку в это время кактусы ввозились в Европу с целью их разведения в коллекциях и даже в такой мере, что возникали и процветали фирмы по продаже кактусов.
К этому времени относятся названия родов. Они связаны с именами таких личностей, какими были Филипп Миллер (1691—1771), автор словаря по садоводству (The Gardener’s Dictionary) и садовник ботанического сада в Челси, самого знаменитого в Европе в то время; далее Шарль Плумие, французский ботаник, путешественник, давший описание американской флоры. Сокращения их имен являются самыми старыми авторскими знаками, сопровождающими названия родов (Peireskia Plum. 1705, Cereus Mill. 1754, Opuntia Mill. 1754), с которыми мы встречаемся до сих пор.
Во второй половине 18 века интерес к коллекционированию кактусов упал. Записи и сообщения об этих растениях встречаются лишь изредка. Возможно, социальные условия не благоприятствовали этому увлечению, а может быть и неуспехи в разведении удерживали любителей природы и растений от коллекционирования кактусов. Этот упадок продолжался примерно до 1790 г., который можно назвать началом нового, еще большего расцвета увлечения кактусами, которое продолжается на этот раз более полувека.
Возникают великолепные коллекции и появляются выдающиеся личности второй славной эры коллекционирования кактусов, которые прославились как коллекционированием или разведением, так и научной или литературной деятельностью, связанной с этим увлечением. Чем больше новых видов появляется в Европе, тем сильнее „кактусовый» голод. Однако это уже не виды, случайно обнаруженные путешественниками или исследователями, а добыча организованных экспедиций за кактусами, проникающих все глубже внутрь американского континента. Открываются новые местообитания, растения импортируются в массовом масштабе, возникают крупные фирмы по продаже кактусов, торговля становится выгодной. Всемирно известной становится специализирующаяся на торговлю кактусами фирма в Эрфурте, основанная в 1822 г. Ф. А. Хааге, которая существует и сегодня.
Рост интереса к кактусам и увеличение числа видов приводят и к расширению сведений и опыта, которые требуют литературной обработки. Рождаются новые системы этих растений, все более совершенные, целью которых является составление обзора известных представителей семейства кактусов. Так возникают самостоятельные работы по систематике кактусов и их культивированию. В 1812 г. выходит труд А. Г. Хэворта, английского ботаника, о суккулентах; автор определяет род Mamillaria. В 1837 г. издает свою книгу о кактусах д-р Л. Пфайффер, врач из Касселя и обладатель большой коллекции. В 1841—1844 гг. выходит двухтомный труд о кактусах, написанный Миттлером в Лейпциге. Вскоре (1846) выходит известная книга Фёрстера о кактусах и, наконец, труды Сальм-Дика.
В качестве обозначения начала этой эры коллекционирования кактусов напрашивается 1788 год, когда д-р Иозеф Гартнер (1732— —1791), калвский врач, описывает род Rhipsalis. Затем следуют имена классических фигур в области коллекционирования кактусов, среди которых был и известный Александр Гумбольдт (1769—1859), великий путешественник и знаменитый естествоиспытатель своего времени. Гумбольдт сам разводил кактусы, а свою встречу с ними в природе он описывает по случаю своего путешествия вокруг света, продолжавшегося пять лет (1799—1804). Кактусы описывает и спутник его по этому путешествию, французский ученый д-р Э. Бонплан, а также д-р Карл К унт, учитель Гумбольдта в берлинском университете.
Целый ряд кактусов описал Й. Б. Линк (1769—1851), многие совместно с Ф. Отто. Их общее авторское сокращение (Lk. et Otto) до сих пор сопровождает многие наименования кактусов. Как сам, так и вместе с Отто, Линк основал некоторые из самых старых родов, а именно Melocactus, Echinocactus и Phyllocactus.
Значителен труд исследователя кактусов д-ра Й. Г. Цуккарини (1797—1848), профессора ботаники в Мюнхене, определившего род Echinopsis и описавшего несколько родов. Род Echinocereus определил д-р Г. Энгельманн (1804—1884), врач в г. Сан-Луис, автор книги Cactacae of the Boundary; род Leuchtenbergia выделил В. Д. Хукер (1785—1836), английский ботаник и редактор журнала „Botanical Magazine».
Из ведущих личностей этой эры коллекционирования кактусов упомянем еще имена наиболее значительных: Шеер, Коултер,Де Кандоль, Лемэр, Бриджес, Эренберг, Мартиус, Селлов.
Все упомянутые и многие другие внесли свой вклад в дело развития культивирования кактусов, одни — в качестве ученых и исследователей, другие — в качестве писателей, путешественников или же торговцев. Однако душой этого развития были любители этих растений, которые при создании и расширении своих коллекций без колебаний шли на любые жертвы и оказывали остальным моральную и финансовую поддержку.
Хотя в культивировании кактусов и были достигнуты выдающиеся успехи в деле исследования и литературы, но, в конце концов, целью всех стремлений были — коллекции. Поэтому можно сказать, что крупнейшей личностью этого времени и вообще одной из наиболее ярких фигур кактусоводства всех времен был уже упоминавшийся князь Йозеф Сальм-Дик (1773—1869), страстный любитель кактусов и владелец великолепной коллекции. В качестве импортера он финансировал несколько экспедиций на родину кактусов, но наряду с этим он и сам занимался исследовательской и литературной деятельностью. Результаты своих исследований он опубликовал в нескольких работах, среди которых „Hortus Dyckensis» и „Cactae in horto Dyckensi cultae» представляют особое значение с точки зрения кактусоводства. Система, созданная им, продержалась почти до конца прошлого века и послужила основой для системы Шуманна. Сравнивая 24 вида, объединенных в один род у Линнея, и систему Сальм-Дика, которая содержала уже 20 родов, мы видим значительный прогресс, произошедший за истекшие сто лет в познаниях и взглядах на кактусы.
С половины 19 века в разведении кактусов наступает относительное затишье по сравнению с предыдущим периодом — шестидесятыми годами классического периода разведения кактусов. Европейские державы завоевывают колонии, открываются пути в новые части света и дальние страны. Путешественники и ботаники пользуются невиданными возможностями и в европейские ботанические сады и питомники стекаются новые виды не известной до сих пор флоры из Африки, Азии, обеих Индий, Новой Зеландии и из джунглей Южной Америки. Любители растений восхищаются новыми цветами, сады изобилуют георгинами, хризантемами. Наиболее требовательные цветоводы с большими запросами начинают разводить влаголюбивые орхидеи. Среди знаменитых охотников за орхидеями упомянем Бенедикта Роэзия (1824— —1885), уроженца Чехии, который кроме орхидей собирал и кактусы и открыл много новых видов. В честь его назван Seticereus roezlii.
Но и в этот период коллекционирование кактусов не исчезло. Количество любителей-кактусоводов хотя и уменьшилось, но вопреки общему временному упадку возникло несколько крупных коллекций. Среди их владельцев нужно назвать прежде всего Г. Грусона из Магдебурга, имя которого носит популярный, покрытый красивыми колючками Echinocactus grtisonii, далее д-ра Г. Поселгера, берлинского врача, который с целью пополнения своей коллекции лично отправился в Мексику и Соединенные Штаты, причем открыл новые виды. В это же время возникла и известная коллекция Ф. Сайтца в Праге, насчитывавшая свыше 900 видов, что в семидесятые годы прошлого века означало первое место в Европе.
1890 год стал началом нового, небывалого расцвета культуры кактусов в Европе. В Германии возникло общество коллекционеров кактусов (1892). Появляется новая плеяда известных имен, во главе которой стоит одна из крупнейших фигур среди кактусистов, д-р Карл Шуманн (1851—1904), профессор ботаники и хранитель ботанического музея в Берлине. Вершиной его неутомимой исследовательской деятельности является огромный труд о кактусах — „Gesamtbeschreibung der Kakteen.»
Его система, более полная, чем предыдущие, свидетельствует о дальнейшем прогрессе, а также и о значительном числе вновь открытых видов. Она продержалась довольно долго и признавалась вплоть до периода между двумя мировыми войнами. Результатом его деятельности было значительное расширение увлечения кактусами и в кругах буржуазии. По количеству приверженцев этих растений Германия в его времена выходит, бесспорно, на первое место в Европе, сохраняя его до сих пор.
Шуманн был первым редактором журнала кактусистов „Monats-schrift fur Kakteenkunde» и совместно с другими начал работу на издании великолепной серии цветных листов произведения „Iconographia Cactacearum». После его смерти эту работу продолжил выдающийся исследователь и писатель в области культуры кактусов д-р М. Гюрке вплоть до 1911 г., а после него — д-р Ф. Ваупель. Оба они после смерти Шуманн а руководили немецким обществом кактусистов и редактировали упомянутый журнал,, MonatsschriftfurKakteenkunde».
Из наиболее значительных имен этого периода упомянем хотя бы некоторые: Квэл, Аниситс, д-р Вебер, Арехавалета, Моэллер, Спега-ццини, а наконец, и пражского Антонина Зарубу, который собрал самую большую коллекцию кактусов в Австро-Венгрии.
Еще при жизни Шуманна приобрел известность чешский кактусист с мировым именем А. В. Фрич (1882—1944). Он был выдающимся знатоком кактусов и во время своих семи путешествий, с 1902 по 1929 годы, исходил значительную часть Мексики и Южной Америки. Неутомимо искал новые виды. Его сопровождал большой успех. Фричу удалось вновь найти редкий Astrophytum asterias, который считался давно вымершим. К наиболее значительным его находкам относятся такие редкости, как Obregonia denegrii, многие разновидности Gymno-calycium mihanovichii, Astrophytum senile и др. В области познавания и систематики он придерживался новейших направлений и во многом опередил свое время (распределение гимнокалициумов по семенам и т. д.).
Среди других чехословацких кактусистов, в особенности в области литературной деятельности выделяется Оскар Смрж, автор книги ,,Кактусы и другие суккуленты» („КаЫту a jine sukulenty»).
Вскоре после первой мировой войны возобновляется процесс развития в культивировании кактусов во всем мире. Становится заметным и его постоянное проникновение в самые широкие слои общества. Возникают клубы и общества, пропаганда и выставки приносят успех, жизнь обществ бьёт ключом. Хотя импорт растений еще окупается, но в европейских питомниках уже растут сотни тысяч сеянцев, кактусисты прививают нежные виды, в отношении которых считал ось, что они не вынесут наших климатических условий. На помощь любителям приходят и действенные средства для борьбы с болезнями и вредителями растений. Цены падают и кактусы становятся доступными и самым широким слоям населения. Число известных видов достигает уже двух тысяч, так что перерастает и систему Шуманна. Хотя и с опозданием, но все-таки приходится признать новую систему американцев Бритто-на и Розеи немцам. Изданием капитальной четырехтомной монографии „The Cactacae» двух упомянутых авторов (1918—1924) американцы на некоторое время захватывают жезл первенства. И по праву, поскольку труд Бриттона и Розе в действительности превзошел все предшествующие. Правда, вскоре после принятия этой новой системы (содержала 125 родов) обнаружились и первые недостатки, и было почти очевидно, что и это разделение не будет последней ступенью в развитии систематической классификации кактусов.
Между тем (1929 г.) и Альвин Бергер опубликовал свою попытку новой систематики кактусов. Его система, однако, означала шаг вперед, а два шага назад, так что большинство кактусистов и не исправляло по нему ,,паспорта» своих растений.
С легкой руки Фрича, открывшего дорогу к новым южноамериканским местонахождениям, перед второй мировой войной начал преобладать прилив боливийских, аргентинских, перуанских, а наконец, и чилийских видов. Правда, Мексика, опасаясь полного опустошения своей типичной флоры, ограничила вывоз кактусов, что было одной из причин угасания интереса кактусистов к североамериканским видам. Уже во времена Пфайффера и Цуккарини европейским кактусистам были известны некоторые прекрасные южноамериканские виды, прежде всего эхинопсисы со сказочно красивыми цветами, таинственный Echinocactus peruvianus, несколько гимнокалициумов, как раз самые красивые, например G. megalothelos, monvillei, denudation и др. Но Южной Америке как-то не верили и идеалом для кактусистов была Мексика. Под понятием ,,кактус» в представлении каждого европейца обычно всплывало некое дико ощетинившееся колючками суккулентное растение и, наоборот, под понятием ,,Мексика» каждый смертный подразумевал рай кактусов. И, без сомнения, обоснованно, потому что упомянутая страна не только чрезвычайно богата количеством видов этих растений, но и потому, что мексиканские кактусы прекрасны и настолько разнообразны по размерам и форме тела, что удовлетворят и самого требовательного любителя.
Благодаря Фричу слово неожиданно получила и Южная Америка. Вдруг оказалось, что красоты и разнообразия и там хватает.
Мечтательные души кактусистов, для которых мексиканский кактус — потомок молчаливых свидетелей ацтекской империи — какой-то живой концентрат экзотической романтики, быстро должны были открыть эти ,,ценности» и у представителей Кордильер. Ведь таинственное очарование кактусов с озера Титикака не в меньшей степени могло вызвать в воображении кактусистов такие же впечатления и воспоминания о славе и трагедии былых времен империи инков.
Начинается наступление южноамериканских лобивий, ребуций, пародий, и исключительную популярность завоевывают отзывчивые гимнокалициумы. Видов много, возникают коллекционеры-специалисты. И не удивительно, что после Фрича отправляются в путь коллекционеры Г. Блоссфельд, О. Марсонер, Бакеберг и многие другие. В Европу посыпались растения и семена видов, о каких кактусисты и не мечтали полвека назад. Пришло время приступить к специализации.
Разведение кактусов растет не только в ширину, но достигает и высокого уровня. На популяризацию результатов и опыта выращивания благоприятное влияние оказывает деятельность обществ и клубов и журналы, в которых коллекционеры—кактусисты могут делиться своим опытом. В этот период чехословацкое кактусоводство завоевывает себе прочное положение в мировом масштабе и наилучшую репутацию заграницей. Разведение кактусов уже давно не было редкостью и в Словакии, ведь процветающая фирма Валентовой по продаже кактусов в Братиславе относилась к наиболее значительным и крупным в нашей республике.
Вскоре, однако, в этом развитии снова наступает перелом. Начинается вторая мировая война. Свирепствует самая коварная и опасная болезнь человеческой цивилизации — фанатизм. Европа лежит в руинах. Понятно, что для людских увлечений остается мало места. Но человек, биологическое существо, руководствующееся инстинктом самосохранения, мерзнет в трудное время из-за недостатка топлива, но своих любимцев спасает от замерзания и ценой величайших жертв.
Трудно завоеванный мир быстро залечивал раны печальных лет. Человек снова строит, а в симбиозе с ним оживают и кактусы в европейских коллекциях в такой небывалой мере, на какую не рассчитывали и самые большие оптимисты и энтузиасты этого увлечения.
Путь кактусов в последнюю, краткую эпоху истории после окончания второй мировой войны до наших дней действительно кажется победоносным путем. Кактусы проникают в самые удаленные уголки света, и интерес к этим растениям преодолевает последние препятствия и границы, существовавшие еще в недалеком прошлом между общественными классами. В неудержимом развитии человеческого общества перевес берет класс трудящихся. Отступают остатки суеверий, которые, к удивлению, господствовали в представлениях наших женщин, даже и образованных (например: в доме, где есть девушки, кактусы разводить нельзя, поскольку девушки не выйдут замуж).
Сегодняшнее увлечение кактусами опирается на результаты углубленного научного исследования. Благодаря этим результатам работа кактусиста-любителя в настоящее время настолько успешна, что он может ставить перед собой все более трудные задачи. Он не только владеет латинской терминологией в области кактусов, но в практике разведения исходит из знаний законов жизни растений и биологических процессов, которые направляют развитие и сопровождают жизнь растения с момента оплодотворения цветка и всхода семени вплоть до его зрелости. Кактусов в коллекциях становится все больше и они, благодаря правильному уходу и неоценимой помощи современной химии, здоровые и красивые. Они доставляют людям действительную радость.
Эта успешная ступень развития увлечения кактусами свидетельствует о выдающихся трудах тех, кто идет во главе мирового кактусоводства в современности, или же в недалеком прошлом. На первое место мы должны выдвинуть имя Курта Бакеберга, автора самого крупного до сих пор труда о кактусах — „Die Cactacae». В его шести томах обобщены результаты изучения всех, известных до сих пор, видов семейства, число которых и с разновидностями достигает почти трех тысяч.
Бакеберг пытается в этом монументальном труде зафиксировать свою расширенную систему 1942 года, которая с первоначальных 89 родов в дальнейшем разрослась до 230 к 1962 году. Поскольку создатели предыдущих систем и составители описаний новых видов работали в одиночку и были недостаточно информированы о результатах других, то не раз случалось, что то же самое растение, поименованное несколькими авторами, имело несколько названий. Случалось, что самостоятельный вид одного автора у другого фигурировал в качестве разновидности; следующий автор не признал этот вид и даже в качестве разновидности, считая его синонимом. Иногда в острой дискуссионной борьбе его перетягивали из одного рода в другой. Так могло произойти, что в прежних систематиках было больше названий кактусов, чем насчитывалось видов. Так что, было уже необходимо в хаотическом состоянии навести, наконец, порядок. Эта сложная работа требует не только чрезвычайно обширных знаний и совершенной ориентации в запутанном царстве кактусов, но и большой ответственности. Несомненно, этой работы хватило бы и для трудолюбивого коллектива. Бакеберг взялся за эту задачу в одиночку. Чтобы получить общее представление ему пришлось много и немилосердно зачеркивать. В результате этой болезненной операции он „обидел» не одного ,,автора»,так что,наравне с восхищением и признанием, на его долю выпало и немало критических замечаний. Бесспорно, что, решая некоторые спорные случаи, он руководствовал я субъективным мнением, но так же поступил бы и каждый. Этот его „недостаток» в решающей мере компенсируют положительные стороны и неоценимый вклад его труда, который вряд ли в ближайшем будущем удастся кому-либо преодолеть. О творческой силе Бакеберга свидетельствуют и многие другие его публикации. В своей молодости он семь раз предпринял путешествие за океан, прошел значительную часть американского континента, изучал жизнь кактусов на их родине и успешно занимался поисками новых видов.
Среди писателей и исследователей за последнее двадцатипятилетие выделяются, далее, д-р Эрих Вердерманн, путешественник, открывший много новых видов, известный своей книгой „Meine Kakteen»; австриец д-р Франц Буксбаум — прежде всего теоретик, создатель системы и автор многих видов; д-р Р. Т. Крэиг, американский исследователь и выдающийся знаток мамиллярий; В. Хааге из Эрфурта,правнук Ф. А. Хааге, основателя всемирно известной фирмы, специализирующейся на продажу кактусов и их семян, знаток кактусов и автор популярных практических книг. Как путешественник и охотник за кактусами пользуется хорошей известностью Фридрих Риттер, до сих пор неутомимо разыскивающий новые виды. Он исследовал главным образом западную часть Южной Америки, причем открыл столько новинок, сколько удавалось мало кому до него.
Кроме упомянутых, стоит отметить и имена хотя бы некоторых выдающихся кактусистов последнего периода, которые, благодаря, своей творческой деятельности и любви к этим растениям, в той или иной форме способствовали развитию этого увлечения. К ним относятся: Соэренс, Фирек, Шелле, Хоссеус, Фридрих, Крайнц, Карденас.
Среди чехословацких кактусистов в последнее время выдвинулись прежде всего Л. Козельский, Б. Бретшнайдер, Б. Полянский, Й. Сейдл и упомянутый уже О. Смрж — представители старшего поколения, далее, Б. Вайнгарт, Б. Яйо, О. Садовский, Крой-цингер, Ф. Венцлу, д-р Й. Валничек, а также и знаменитый Ян Шуба, лучший наш практик и успешный кактусовод. Ведущими личностями в области коллекционирования кактусов в настоящее время являются инж. Ф. Пажоут и Р. Шубик из Праги, а также д-р Б. Шютц и 3. Флайшер из Брно. Самой крупной частной коллекцией в Чехословакии обладал недавно умерший Й. Войта в Пардубицах, а в Словакии — д-р Й. Малик в Кветославове и Й. Сад л он в Трнаве, которому автор книги приносит особую благодарность за советы и помощь при писании этой книги.
Коллекционирование кактусов в Чехословакии, опирающееся на славные традиции, удерживает свое видное положение в Европе и до сегодняшнего дня. Идет пятое десятилетие со дня основания организации любителей кактусов у нас, и хорошие результаты, достигнутые за этот период, за границей не только известны, но и пользуются авторитетом. Сегодня в нашей республике насчитывается примерно 100 активных кружков любителей кактусов, которые организуют выставки, систематически делают интересные публичные доклады с демонстрацией фильмов, занимаются пропагандистской деятельностью, помогают начинающим и с успехом распространяют это увлечение и среди молодежи.
Радостно сознавать, что в последнее время коллекционирование кактусов и в Словакии растет и что бывшие владельцы оконных коллекций безымянных гибридов становятся настоящими кактусистами.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Суккулентностъ


Тогда как живое растение на вершине недоступной скалы вызывает удивление, маленькое деревце, вырастающее из трещины трубы старого дома производит впечатление гротескности и даже комичности. Условия для жизни растения в трещине скалы или трубы похожи. Жизненное пространство на обоих местах ограничено, корни растения держатся за незначительное количество земляного наноса и все растение с самого начала предоставлено воздействию холодного ветра и дождей, хлещущих по нему, солнца, немилосердно его иссушающего, и холода, с которым оно не может бороться. В чем же тогда разница, сказывающаяся в разной реакции человеческих чувств?
В самом растении.
Ввиду внешних условий, взаимодействие которых направляет жизнь, например, татранского эдельвейса, именно само растение вызывает изумление человека перед умом и чудесной силой природы, создающей жизнь и управляющей ею. Притом это растение ни у кого не оставляет сомнений в том, что его место именно там, на вершине крутых гор.
И, наоборот, молочай или маленькие акации, случайно прозябающие на крыше дома, уже на первый взгляд выдают, что их место не здесь. Их удивительный, необычный ,,рекорд» кажется результатом безрассудной легкомысленности и глупой отваги, которая делает положение ,,карьеристского» растения крайне ненадежным и временным. Поэтому оно смешно и достойно сожаления.
Правда, растение вовсе не виновато в том, что забралось так высоко. Оно пустило корни на трубе или в желобе не потому, чтобы выделиться среди своих собратьев, или из желания попытать счастья в другом, ,,лучшем» мире. Это произошло совершенно случайно, по недосмотру. Семя, из которого оно взошло, занес туда ветер, а может быть, птичка на своем крылышке или в клюве. В мудром, удивительном управлении судьбой растений на этот раз произошла совсем небольшая ошибочка. И хоть растение в борьбе за жизнь вооружено определенной устойчивостью, даже способностью тянуться к солнцу во время своего роста, но с места, где оно, прорастая, пустило корни, само оно сдвинуться не может.
Другое дело акация или молочай. Эти растения не привыкли к суровой жизни. Для того, чтобы акация или молочай (известный сорняк из семейства Euphorbiacae, который при ранении выделяет молочный сок) могли жить и размножаться на таком ограниченном пространстве, каким является небольшая трещина и горсть песчаной почвы, они должны были бы быть приспособлены в гораздо большей мере. Им пришлось бы постепенно сократить свой рост, чтобы удовлетвориться небольшим количеством питательных веществ, но в первую очередь они должны были бы научиться экономно расходовать то незначительное количество влаги, которое давали бы им редкие дожди и роса. Для этого им бы понадобилось приобрести способность запасать в своем теле как можно больше воды за кратчайший срок и одновременно снизить площадь испарения своих листьев, но так, чтобы зелени осталось как можно больше, потому что без ассимиляции (способности зерен хлорофилла под воздействием света преобразовывать неорганические вещества в органические) жизнь растений была бы невозможна. Для этого процесса потребовалось бы много тысяч лет.
Акации австралийских полупустынь уже приспособились к такой жизни, а еще более — эуфорбии сухих африканских областей. Условия жизни на их тропической и субтропической родине, возможно, еще гораздо хуже, чем у нас на некоторой крыше.
В течение года там не упадет ни капли дождя, зато адская жара стоит непрерывно, причем температура днем достигает 40 и 50 °С, а на смену им приходят холодные и даже морозные ночи. А если иногда и выпадет дождь, то это не наши теплые живительные майские дожди, а стремительные ливни, быстро уносящие в потоках воды все, за что могла бы ухватиться жизнь.
И все же „кровные» родственники нашего молочая там не только живут, растут, цветут и плодоносят из года в год с незапамятных времен, но, наоборот, они красивы, здоровы и нигде бы им не могло быть лучше. Если бы мы перенесли их в наши сады, многие из них погибли бы еще до прихода первой зимы.
Кактусы — это суккулентные растения, т. е. они обладают способностью в своем мясистом теле без листьев или лишь с незначительным, иногда временным лиственным покровом накапливать воду и необходимое количество питательных веществ и пережидать таким образом длительный период засухи между редкими дождями, причем роль листьев берет на себя вся поверхность их более или менее зеленого тела.
Всюду на свете, где приблизительно на той же самой географической широте расположены пустыни и полупустыни, местные растения должны были, независимо от своего происхождения, подобным образом приспособиться к условиям жизни. Длинная цепь видов эуфорбии, каждое звено которой представляет родственное растение этого семейства, отчетливо показывает всю шкалу приспосабливаемости в зависимости от воздействия различных условий жизни. Каждый вид приобрел форму и необходимые свойства для того, чтобы хорошо переносить климатические условия того места, на котором живет. Свойства эти часто различны и даже противоположны. Сравним, например, два из наиболее удаленных звеньев цепи: африканский — Euphorbia obesa и наш — Euphorbia cyparissias — молочай. Наше однолетнее, невзрачное растение ничем не выделяется среди других полевых растений. Однако растения сухих субтропических областей Африки обращают на себя внимание цветами и плодами, и никакие внешние признаки типичных суккулентов не напоминают о их родственности с европейским растением.
Так как именно на американском континенте много таких областей, где климатические условия требуют от растений способности переносить длительные периоды засухи и высокую температуру, то не удивительно, что там развились самые разнообразные и интересные суккулентные растения. Наиболее красивые из них — кактусы.
Не каждая эуфорбия, одиако, является суккулентным растением и не каждый кактус. Разумеется, что и не каждое мясистое, безлиственное ,,кактусовидное» растение должно быть кактусом. Так же, как не обязательно должно быть рыбой каждое животное, живущее в воде и похожее на рыбу как две капли воды, например кит или дельфин.
Как эуфорбии, так и кактусы обладают различной степенью приспосабливаемое™ для перенесения засухи. Но преобладающее большинство кактусов относится к суккулентным растениям.
Чрезвычайно богатые по форме тела этих особенных растений обладают в 90 % случаев всеми основными чертами суккулентности высшей степени, а у остальных проявляются признаки перехода к жизни в условиях сухого климата (ксерофиты). Пейрескии и родокактусы — древовидные или кустарниковые кактусы — имеют, например, „нормальные» ветви и сучья и постоянный лиственный покров, как и деревья умеренного климата, но их гладкие листья и побеги хотя и в незначительной степени, но все же мясистые, что является первым признаком суккулентности. Квиабенции и пейрескиопсисы обладают еще большей способностью начерпать и в течение определенного времени сохранять в своем теле воду, а цилиндроопунции отличаются уже всеми постоянными признаками высокой степени суккулентности. Ветви опунции превратились в круглые членики, на которых хотя и образуются еще цилиндрические, мясистые листья, но они уже временны, так как через некоторое время засыхают и опадают. Самую развитую, последнюю степень суккулентности, какая вообще возможна в мире растений, представляет наиболее обширная по числу видов группа шаровидных и свечевидных „типичных» кактусов. Это шаровидные, продолговатые вплоть до столбовидных, или же плетевидные растения совершенно без листьев. Из всех образований остались только колючки и волоски в большом количестве. Мало где природа в своем игривом творчестве применила такую фантазию, как в случае расположения кактусовых колючек самой разнообразной формы, размеров и окраски. Как будто она такой декорацией хотела возместить растениям все, что у них по сравнению с другими совершенно отсутствует. Правда, кроме цветов, которые своей красотой превосходят почти все растения.
Колючки, однако, являются не просто бесцельным украшением кактусов, но они играют важную роль в их жизни. На некоторых местах, где кактусы образуют преобладающую часть растительности, колючки служат им в качестве оружия против врагов. Без них они превратились бы в легко доступную пищу для животных. Это доказывает и тот факт, что такие виды, у которых колючек мало, или же они вообще отсутствуют, как, например, Astrophytum asterias, Leuchtenbergia principiS) Lophophora williamsii, Neogomesia agavoides и др., встречаются в природе уже только на отдельных местах и в незначительном количестве, и даже полностью вымирают. И, наоборот, большинство опунций, украшенных колючими шипами и глохидиями (незаметные, но предательски колючие, пучочками растущие шипы), покрытые шиловидными колючками ферокактусы, большинство цереусов и т.д. не имеют в природе столько врагов, поэтому им не угрожает вымирание.
Густые колючки и тонкие волоски защищают растения от резкого зноя, ветра и сильного дождя, к тому же они задерживают ценную росу и одновременно защищают поверхность стебля от быстрого высыхания. В определенной мере те же функции исполняют и густые борозды, или же ребра, которые у многих видов сильно развиты и многочисленны (эхинопсисы, эхинофоссулокактусы, эхинокактусы и т. д.), а также и бородавки, достигающие крупных размеров, в другой группе видов (мамиллярии, долихотелы, пародии и т. д.). Они не только увеличивают поверхность дыхания стебля, но одновременно способствуют и тому, что в то же самое время в результате тени, взаимно отбрасываемой ребрами, яркое солнце освещает едва одну шестую часть всей поверхности стебля. Борозды увеличивают поверхность стебля, так что растение за краткий период вегетации может впитать значительное количество воды и увеличить таким образом объем своего тела, не подвергаясь опасности, что поверхность его растрескается, и, наоборот, во время вегетационного покоя оно может по необходимости сморщиться без того, чтобы на нем возникли углубления или морщины, или же, чтобы оно само себя укололо.
Все образованное таким образом тело, которое обычно представляет собой один стебель шарообразной формы, является, собственно, стволом растения. Многие пускают по бокам или в нижней части побеги, в результате чего они разрастаются кустообразно. Так возникают огромные колонии растений, которые путем произрастания в группах защищают друг друга. Столбовидные виды, цереусы вырастают до значительной высоты, причем многие из них в верхней части стебля разветвляются. Особенно импозантна могучая Carnegiea gigantea, свыше пятнадцатиметровые экземпляры которой действительно вызывают восхищение. Для того, чтобы стебель этих столетних, многотонных экземпляров мог выдержать свой собственный вес, ткань их очень густая, а в нижней части она достигает прочности нашего твердого дерева.
Ввиду того, что в процессе большого сдвига многих функций органов тела кожица приобрела весьма важную роль — ассимилировать вместо листьев, то ей пришлось стать не только очень эластичной, но и постоянно свежей, более или менее зеленого цвета. Начиная маленькими фрай-леями и кончая самыми крупными цереусами, кожица представляет собой прочную, как будто вощеную покрышку их тел, защищающую растение от неблагоприятных погодных воздействий, прежде всего от воды и зноя. Она обладает способностью растягиваться и сокращаться в зависимости от потребности и очень экономно испаряет влагу. Одновременно она является и органом дыхания. У преобладающего большинства видов, — исключая самую нижнюю одеревеневшую часть растения, — окраска кожицы зеленая нескольких оттенков, но часто, особенно у чилийских видов, она может быть коричневой, красноватой, фиолетовой и даже серо-голубой вплоть до белой, как мел. Кожица кактуса определенно способствует декоративности и красоте его общего вида.
И корни кактуса, наравне с другими органами, приспособились к длительным периодам крайней сухости, которые сменяются внезапной сверхмерной влажностью. Строение их весьма разнообразно у отдельных видов, но зависит и от состава почвы, в которой растение живет. У некоторых видов корень сильно утолщен (клубневидный), корни других разветвляются в форме перевернутого стула, а есть и такие, у которых корневая система исключительно густая и могучая.В общем же можно сказать, что у кактусов, по сравнению с другими, несукку-лентными растениями, очень хрупкие корни, простирающиеся сравнительно неглубоко под поверхностью земли, причем и характер всей корневой системы весьма своеобразен. Это имеет, однако, свое значение.
Там, где в течение всего года стоит сухая погода без дождей, корням нечего впитывать. Каждая ,,нормальная» корневая система в этих условиях должна была бы постепенно засохнуть и отмереть. Редкие, внезапные дожди это разрушение лишь завершили бы, поскольку остатки еле-еле живых, но ослабленных и больных корней после прилива влаги должны были бы сгнить, что решило бы судьбу растения. Суккулентные растения защищаются таким образом, что избавляются от своих корневых волосков, которые в течение многих месяцев, а иногда и лет, совершенно им не нужны и даже вредны для растения, так же, как наши деревья сбрасывают листья перед приходом зимы. Как только тоненькие корешки выполнили свою задачу, они быстро отмирают до более прочных частей постоянных корней. В совершенно сухой почве ранки заживут, а на их месте постепенно начинают образовываться в крытых глазках корней едва заметные зародыши так называемых ждущих корней. В это время бывает обычно чрезвычайно сухо и жарко, а обильная ночная роса освежает поверхность стебля, правда, до корней влага не доходит. Приходу дождей предшествует перемена погоды, обычно падение температуры, на что растение реагирует как очень чувствительный прибор. Как по приказу появляются ждущие корешки из своих почек и блестящие, набухшие ожидают момента, когда упадет первая капля тропического или субтропического дождя. Ливень приходит, как правило, внезапно, без предупреждения. Кактусу он не вреден, ибо из его ждущих корешков под влиянием влаги за очень короткое время разовьется богатая система корневых волосков, которые мгновенно начнут действовать, причем их быстрое развитие продолжается и в дальнейшем.
Так бывает возможно, что растение в течение короткого периода дождей напьется, ,,оживет» и начнется его вегетация. На верхушке его побегов появляются новые колючки, из ареол — цветочные почки, а в теплой, влажной и даже душной атмосфере наступившего периода, когда солнце полностью осветит заболоченную почву, он начнет цвести. Вокруг бросающихся в глаза, манящих цветков сосредоточивается небывалое жужжание насекомых, и растение переживает сладкие недели пьянящей ,,любви». Когда плоды начнут дозревать, снова наступает сухая погода. Растение начерпало новых сил, его побеги немного подросли и оно может смело смотреть в будущее. Теперь в жизнь растения вмешиваются птицы, которые, склевывая вкусные и ароматные плоды кактусов, разносят их семена. Немалую роль играет и ветер, развеивающий сухие и легкие плоды некоторых видов на большое расстояние. И хотя из миллионов семян подавляющее большинство погибнет, но все же достаточно, чтобы каждое сотое семя упало в трещину или между двух камней, где будет через год тень и приятная влажность, и кактус прорастет.
Жизнь этих особенных растений, действительно, очень интересна.
Свойства, без которых они не могли бы переносить суровые условия своей родины, были приобретены ими в течение веков путем постепенного естественного отбора, в процессе которого постоянно отпадали менее выносливые особи.
Особенная судьба у кактусов, которые во время длительного пребывания в сухих областях стали суккулентными, а в результате изменения геологических условий снова оказались во влажных областях, правда, — тропических. В борьбе за существование, в процессе последующего отбора, в тропических джунглях остались те виды, побеги которых сумели приобрести форму и функцию листьев. К ним относятся современные рипсалисы, зигокактусы, эпифиллумы и т. д., которые выглядят так, как будто состоят из одних листьев. Но эти плоские побеги, — собственно, стебли этих кактусов, имеющие форму, цвет, испаряющую способность и другие свойства настоящих листьев. Живут они как эпифиты в вершинах крон других деревьев, в вечном полумраке и влажном тепле.
Бедные зигокактусы перенесли уже столько перемен, но на этот раз они приспособились к жизни на своей родине до такой степени, что не могут забыть, когда в Южной Америке бывает лето. Поэтому и в Европе они упорно цветут в декабре, невзирая даже на трескучие морозы. Очевидно, что их способность приспосабливаться подошла к концу. Со времени, когда они привыкли к жизни в теперешней обстановке, их среда не слишком изменилась, так что их развитие стабилизировалось.
Только в общем физические условия на нашей планете постоянно изменяются, а поэтому развитие всего живого продолжается. Прежде всего изменяется количественное соотношение трех самых важных факторов, без которых растительная жизнь совершенно невозможна, — света, температуры и воды. Взаимное соотношение этих факторов определяет характер растения. Если бы мы могли дать их ,,идеальное» соотношение, необходимое для растительности, то можно было бы сказать, что каждое отклонение от основной величины и этого соотношения неизбежно требует от растения большего или меньшего приспособления. Ввиду упомянутого распространения растений на нашей земле, причем условия для их жизни в полном смысле слова на каждом шагу иные (точно так же, как нет на Земле уголка, где бы условия со времени возникновения растений не изменялись), очевидно нет и такого растения, у которого бы не проявлялись признаки особой приспособляемости к условиям, в которых оно живет. Свои свойства растения — как и вообще каждое живое существо — приобрели в течение длительного периода развития, который был постоянным стремлением особи приобрести или усовершенствовать свою способность противостоять влияниям, угрожающим его существованию. Если некоторые растения не могли достаточно быстро приспособиться к изменению условий жизни, то они погибли. Каждое живое существо, которое слишком ,,специализировалось» на определенный способ существования и более или менее остановилось на определенной ступени своего развития, потеряв способность привыкать к последующим изменениям, обречено на гибель.
Кактусы и суккулентные растения, в общем, специализировались на жизнь в исключительных условиях, где соотношения света, температуры и воды являются экстремальными. Большинство видов, однако, не потеряло при этом своей способности к дальнейшему приспособлению и развитию. Например: многие гимнокалициумы и мамиллярии хорошо переносят в природе полутень, многие эхиноцереусы и опунции — сильные морозы, многие нотокактусы и эхинопсисы — умеренную влажность и т. д.
Многие виды, к сожалению, этой способности уже не имеют. Они специализировались на определенный способ жизни настолько, что постепенно гибнут. Чутко реагируют на каждое незначительное изменение, корни у них изнеженные, естественным врагам и болезням едва могут противостоять. При этом у них мало семян, которые к тому же трудно прорастают, мало ответвлений и т. д. Например: ацтекия, утахи, тумеи, неогомезии в природе встречаются уж лишь на отдельных местах и в незначительных количествах. Буквально вымирают у нас на глазах.
Благородной задачей и обязанностью кактусиста является спасение этих естественных, исключительно ценных редкостей.
Имея в виду опыт, помощь науки и прежде всего любовь человека к природе, эту задачу можно считать выполнимой.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Кактусы в природе


Если бы европейскому кактусисту случилось встретиться с кактусами в природе на их родине и он бы описывал впечатление от этой встречи, определенно такая красота вызвала бы у него восторг и упоение.
Но красота относительна, поэтому его описание, возможно, было бы необъективным, усиленным собственным увлечением.
Поэтому пусть о своих впечатлениях от встречи с кактусами в природе говорит лучше некактусист. Привожу отрывок из описания путешествия Зденека Мюллера ,,В горах Эквадора», в котором автор описывает природу Южной Америки вблизи экватора и дает нам возможность взглянуть на места, где цивилизация еще не разрушила девственное состояние вегетации этих суккулентных растений.

,,. . . На рассвете следующего дня мы уже снова на ногах, освеженные отдыхом и укладываем свои вещи. Пеоны быстро оседлали коней, которые ночью в окружающих камнях не слишком напаслись. Скорее дальше, прочь отсюда!
Спуск по тропинке на склоне становится все круче. Вокруг нас на склонах гор лежит густой утренний туман, так что кроме ближайших, покрытых росой, зарослей кустарников по бокам дороги, ничего не видно. Однако ниже этот туман превращается в плавающие разорванные покрывала, так что я могу с большим интересом рассматривать панораму всей окрестности. При спуске по этим западным склонам чувствительно меняется климат от холодного до теплого, но и сухого; одновременно резко меняется и вся растительность.
Довольно долго уже мы петляем по узенькой тропинке вдоль величественных стен, образующих высокие, расположенные друг над другом террасы. Они представляют, собственно, единый огромный кактусовый сад, или, лучше сказать, первобытный естественный заповедник бесчисленных видов местных суккулентных растений. Хотя я никогда не ,,болел» за кактусы и, впрочем, никогда особенно не интересовался этим, в большинстве колючим семейством, но лишь здесь, в случайном странствии по склонам Анд, в тишине и сиянии солнечного утра я начинал понимать их красоту и признавать и сами колючие кактусы прекрасными. На некоторых местах я прямо ужасаюсь красоте стольких различных вариаций в одной смеси и особенно не перестаю восхищаться изысканным вкусом Матери Природы, с каким расположены отдельные группы этих естественных экзотических горных растений (альпин). Здесь, среди скал господствуют могучие древовидные заросли различных цереусов, широко раскинувшихся опунций и сразу же рядом, тесно по соседству по площадкам скал ползут и образуют пестрые группы и даже целые ковры более низкие виды кактусов, часто совершенно миниатюрные.
Мимоходом у меня появляется совсем материалистическая мысль, какова же была бы материальная стоимость этого обширного и великолепного творения там, где-нибудь в далекой Европе, где много кактусистов. И везде вокруг, на обширных равнинах, по которым мы как раз идем, открывается подобная картина. И на камнях,и на недалеких склонах можно видеть в изобилии эту суккулент-ную растительность и нежные цветы различной окраски.
Что бы сказали, наверное, об этом неохраняемом заповеднике любители экзотических растений? Многим нашим бодрым садоводам, которые как раз хлопочут над строительством альпинария в своем садике, пожелал бы я увидеть хотя бы небольшой участочек всего этого здешнего великолепия, чтобы они видели, как должен выглядеть альпинарий..».»

Это краткое и поверхностное описание какой-то эквадорской долины совсем не дает нам полной картины суккулентной флоры того места, но дает нам возможность догадываться о ее великолепии. Но даже, если бы описание местной растительности было и очень подробным, и так бы оно касалось лишь весьма незначительного участка территории одного из наименьших южноамериканских государств.
Таких долин и холмистых косогоров, заросших бесчисленными видами кактусов, в Эквадоре много. А сколько их во всей Южной, Центральной и Северной Америке! Каждый участок пространства, не тронутого культивацией, — это как ботанический сад и каждый —-иной!
Ботаникам, правда, удалось как-то классифицировать эти виды хотя бы на бумаге, но таинственную, прекрасную и волнующую необозримость самой великолепной коллекции, какой является целый континент, не могут охватить никакие ботанические обозначения.

Для жителя этой страны кактус — не только обычное растение, но и нечто само собой разумеющееся, как сама местная жизнь. В областях, часто в несколько раз больших, чем наша республика, жизнь, начиная насекомыми, птицами и остальными животными вплоть до человека, в значительной степени обусловлена его присутствием.
В среде, где траву или же низкую растительность заменяет ковер кустообразно растущих самых низкорослых видов кактусов, кустарником являются разветвляющиеся средне высокие опунции и, наконец, деревьям соответствуют канделяброобразные высокие цереусы, там нет того, чтобы глазам основного населения показало их особенность, поразительность. Точно так же и их полезность нельзя понимать в обычных нормах европейских культурных растений или судить о ней по пользе их плодов.
Там, где почти нет иной растительности, их присутствие неоценимо. Так же, как скромна эта вегетация, соответственно низки и требования к ней со стороны всего остального, чему она дает возможность хоть скромной, но все же жизни. Ведь там, на краю пустыни, где за последним кактусом простирается только сухое и мертвое море горячего песка и камня, где кончается действие вечного закона живой природы, написанного кровью более слабого, — кто кого — там измерители полезности этих растений так же снисходительны, как и где-нибудь далеко за полярным кругом, где на границе вечного льда жизнь представлена мхами и лишайниками.
Кактусы представляют собой почти единственную пищу животных, начиная самыми мелкими насекомыми и вредителями и кончая птицами и млекопитающими. Одновременно они дают защиту зверям и птицам, которые гнездятся в их колючих ,,кронах», и, наконец, дают возможность жизни и человеку в этих краях. С точки зрения жизни человека они очень ценны в этой обстановке. Домашним животным дают частично корм, человеку — строительный материал для жилья, ценное топливо и вкусные плоды для питания. Они являются лучшей живой изгородью и помогают человеку сохранять с трудом приобретенные, вырванные у природы участки садов и полей и даже, — если нужно, — дают ему и опьяняющие напитки.
Бесспорно, что в сказочные долины Эквадора или горные плато боливийского Альтиплана так же, как и в величественные склоны чилийских Анд, в заклятые овраги Колорадо и Аризоны или в бескрайние аргентинские пампы жизнь вдыхают именно кактусы.
Романтическая красота этих экзотических стран дышит, однако, какой-то грустью и покорностью нищеты, но не по вине кактусов.
Холодное спокойствие мертвых монгольских пустынь, адский зной Сахары или убийственное однообразие двух третей Австралии в тысячу раз хуже. Они не дышат даже бедностью и печалью, там веет лишь смертью.
Кактусы там не растут.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Кактусы в коллекциях


Вопреки большой приспособляемости кактусов к условиям жизни на их родине, в новой среде, куда человек их перенес, они остаются неизменными. Пересаженные с огромной площади одной части света на площадь нескольких квадратных метров теплицы или окон, они в полном объеме сохраняют свои прежние свойства и характер. С точки зрения коллекционирования это их самая ценная черта, поскольку коллекция кактусов представляет, таким образом, в самой тесной близости от человеческого жилья кусочек настоящей экзотической природы.
Кактусист стремится к тому, чтобы его кактусы остались точно такими, как на своем исходном местообитании. В этом случае они наиболее ценны, а одновременно и наиболее красивы. Никакое искусственное вмешательство, никакое облагораживание не может усилить ни их природную красоту и благородный вид, ни бархатистость их цветов.
Так что понятно, что среди кактусистов ценятся только настоящие, естественные, т. е. ,,чистые» виды. Гибриды, возникшие в результате опыления разных видов, имеют примерно такую же ценность, как у филателистов поврежденные или фальшивые марки. Есть, правда, и исключение, без которого нет правила, — это эпифиллумы и зигокактусы, с самого начала подвергавшиеся гибридизации из-за хороших свойств гибридов, в особенности ради их прекрасных цветов. Однако, кроме этих эпифиллумов, гибридизация в кактусоводстве — ,,игра не по правилам». Да это и совершенно излишне, так как в разведении кактусов такие аспекты, как, например, получение большей урожайности, сахаристости, лучших вкусовых качеств плодов и подобные доводы не заслуживают внимания. Исследования и эксперименты селекционеров при скрещивании полезных растений имеют огромное значение, но при разведении кактусов подвергаются всеобщему большому осуждению.
Представим себе, что бы произошло, если бы каждый кактусист вывел путем гибридизации лишь один новый кактус, а последние бы снова скрещивались с первоначальными видами и новыми гибридами! Для описания всех известных до сих пор видов кактусов Бакебергу потребовалось шесть объемистых томов книг, но с бесконечным количеством гибридов не справился бы никто. Характеристические признаки отдельных видов постепенно терялись бы, и в беспорядочном хаосе подлинные виды в коллекциях постепенно бы исчезали. Сначала учет видов, а потом и родов стал бы ненужным, а постепенно потеряло бы свое значение и само кактусоводство. Невыразительные и бесценные кактусовые гибриды свелись бы до уровня декоративных растений, причем в этой роли они бы и не продержались, поскольку кактусы очень плохо переносят постоянное расположение в квартирах вне окон. Если любитель цветов и селекционер-цветовод хочет создавать новые виды декоративных растений путем опытов по гибридизации, то пусть он изберет для этого георгины, розы, гвоздику или гладиолусы, а из кактусов — только зигокактусы и эпифиллумы. У упомянутых видов при скрещивании имеются неограниченные возможности и перспектива больших успехов.
В кактусоводстве самое большое искусство состоит именно в том, чтобы сохранить ценные естественные виды в коллекциях в их первоначальном состоянии. Здесь необходимо заметить, что половое размножение кактусов из семян так, чтобы отдельные виды сохранили свою чистоту, требует по меньшей мере столько же фантазии и способностей кактусовода, как и гибридизация, не говоря уж об ответственности.
Сохранение и постепенное расширение коллекции кактусов предоставляет кактусисту широкие возможности для применения собственного творчества, вкуса и индивидуальности. Ведь определенно не найти двух коллекций, одинаковых по содержанию и оформлению, или же виду.
При расположении коллекции кактусов решающими являются интересы и нужды растений в соответствии с различной требовательностью видов к количеству света, воды и т. д. Это не означает, однако, что размещение коллекции не должно учитывать эстетическую точку зрения. Как раз наоборот: формирование групп в соответствии с общим происхождением растений является таким решением, которое отвечает как интересам коллекционера, так и его подопечных в максимальной степени. Так как из одних и тех же местообитаний обычно происходят наряду с шаровидными, или же низкорослыми видами и стройные цереусовые виды, то, сгруппировывая их подходящим образом, можно избежать нежелательного однообразия. И лишь от кактусиста зависит, подчеркнет ли он красоту своей коллекции, поддерживая в ней образцовую чистоту.
Идеалом красоты среди кактусов считается в совершенстве развитое импортированное растение. В самом деле, вырастить в наших климатических условиях из семян и сеянцев развитые в совершенстве, зрелые экземпляры кактусов, которые своим видом и прежде всего своими колючками похожи на импортные, выросшие под жарким солнцем своей родины, — это самая большая похвала труду, знаниям и квалификации кактусиста. Правда, условия в наших окнах и теплицах по сравнению с исходными, действительно, не будет преувеличением считать довольно невыгодными.
И все же, кто хоть однажды видел кактусы в ботаническом саду в Праге или в городском питомнике в Брно, выращиваемые такими специалистами, как Шубик и Флайшер, но и частные коллекции наших ведущих кактусистов, например доктора Шютца из Брно, Войты из Пардубиц, инженера Пажоута из Праги или Садлона из Трнавы, тот и вопреки невыгодности нашей географической широты, признает, что у чехословацкого кактусоводства есть реальные предпосылки для достижения наилучших результатов.
Успехи наших лучших кактусистов подтверждают, что очень мало таких видов кактусов, которые бы наши коллекционеры-любители — правда, более подготовленные и опытные — должны были бы наперед вычеркнуть из списка видов, которые можно у нас выращивать. Пожалуй, это лишь некоторые мелокактусы и особенно дискокактусы, опыт культивирования которых у нас пока более или менее неуспешен. Правда, это виды, которые, благодаря своей чувствительности, вызывают наибольшие опасения, и содержание которых в коллекциях предъявляет максимальные требования к способностям кактусистов. И в самой совершенной оранжерейной культуре лишь с большим трудом можно имитировать природные условия тех стран, откуда они происходят, поэтому их зрелые экземпляры в коллекциях возбуждают большое уважение и признание во всей Европе.
Но ни одному кактусисту не стоит сожалеть об этом, особенно не начинающему. Наоборот, лишь полезно, что и самые опытные какту-систы могут ставить перед собой все более высокие цели. Даже, если бы их стремление исходило из честолюбия, и так оно означает постоянное движение вперед, вклад в дело разведения кактусов, а, в конечном результате, и в науку.
Из предыдущей практики разведения, из теоретических данных, а также и из познания климатических условий местообитаний кактусов известно, каковы требования отдельных родов или видов к количеству тепла, света, воды, составу почвы и т. д., которые необходимо в коллекции удовлетворить. Это не законы, но не менее важные правила, которыми необходимо руководствоваться, чтобы растения имели здоровый рост и богатое цветение. Правда, у каждой коллекции свои условия и возможности, и поэтому в общем было бы даже невозможно эти предписания выполнить на сто процентов. Кактусист не измеряет, однако, люксы, калории, кубические миллиметры и тому подобные единицы, и самым надежным правилом для него является чувство, ведь кактусоводство — это, в конце концов, искусство.
Кактусисту хорошо известны удельные величины единиц, выражающие силу или количество факторов, гармоническое взаимодействие которых является основой красоты его растений, вплоть до показателя рН, выражающего химическую реакцию почвы. Но он обратится к ним лишь с отчаяния, если у него неудачи, что означает, что его ,,нюх» его подвел. В этом случае он испытывает все химические и физические средства, действительные или кажущиеся воздействия которых могли бы изменить положение или принести улучшение, изучает литературу, ищет рецепты, пока, наконец, разочаровавшись в ,,чудесных» свойствах этих средств, он не обнаружит, что гарантией успеха в уходе за его любимцами является абсолютная гигиена всей коллекции, начиная землей и кончая воздухом, много солнца, летом — тепла и чистой воды и все это в умеренной дозе. Когда мартовское солнце в течение нескольких дней превратит холодную’ зиму в теплую весну, когда среди жаркого лета неожиданно придут холодные дожди или, если после безнадежно хмурого октября снова наступят солнечные и теплые дни, то здесь нечего мерять и не о чем размышлять. В какой степени покрыть известью стеклянные крыши, чтобы резкие солнечные лучи не обожгли изнеженных зимним отдыхом растений, в какой степени летом уменьшить жаркую влажность в теплице, или, наоборот, установить двери и отверстия для ночного проветривания и все остальное — это должен знать кактусист по опыту, т. е. почувствовать. «Кактусист должен в совершенстве знать жизнь и „привычки» своих отзывчивых, но и капризных ,,колючек», чтобы уметь в правильной мере и в подходящее время дать все, что им нужно для жизни, еще и ночную росу, периодически устраивая им душ или разбрызгивая влагу в виде тумана.
Уметь в нужную минуту самостоятельно принимать решения, иногда и импровизировать, уметь почувствовать потребности и угадать дозу, чтобы коллекция успешно развивалась — в этом и состоит искусство кактусиста.
Но если человек искренне любит свои растения, то все это не такое уж большое искусство…

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Культивирование кактусов в квартире


Сотни и тысячи километров, отделяющих кактусы от их родины, не так важны, как несколько сантиметров, которые отделяют растения от стекла окна или теплицы после их постоянного размещения в коллекции.
Большинству кактусов бы лучше всего подходило, если бы они могли быть помещенными в течение всего года — или хотя бы в течение вегетационного периода — на свободном пространстве, далеко от зданий, деревьев и от всего, что отбрасывает тень. Разумеется, при этом они должны были бы быть защищены от неблагоприятного воздействия погоды, особенно от холода и постоянных дождей. Тогда бы они были — все, как один, — здоровые и свежие, были бы покрыты прекрасными колючками и цвели бы в изобилии.
Таких условий, однако, у нас не может создать для своей коллекции никакой любитель и даже ни один ботанический сад, наконец. К счастью, кактусы и с этой стороны умеют быть скромными, но не настолько, чтобы этот важнейший фактор при создании предпосылок для успешного роста коллекции мог быть игнорирован. Кактусам чрезвычайно нужен свет — по возможности, прямые солнечные лучи — и тепло. Существуют, правда, и виды, переносящие полутень, но это исключения.
Можно, поэтому, утверждать, что, чем в большей степени сможет кактусист приспособить условия освещения своей коллекции условиям совершенно свободного пространства, тем больше будет предпосылок для здорового роста и обильного цветения растений. Его труд будет облегчен, а возможности выбора видов для разведения — шире. По этой причине кактусист должен — в рамках своих возможностей — все остальные обстоятельства, влияющие на расположение коллекции подчинить решающему требованию — обеспечить коллекции максимальное количество света и прямых солнечных лучей в течение всего дня и целого года.
Это совсем не просто. В самых неблагоприятных условиях находится квартирный, т.е. оконный кактусист. И не из-за ограниченной площади окон, но невыгодой является главным образом то, что положение окон нельзя изменить. Так бывает в большинстве случаев, что при строительстве зданий забывают о требованиях к освещению, предъявляемых коллекцией кактусов. Идеального расположения окна, которое могло бы быть с рассвета до заката освещено солнцем, и так не существует. Владелец оконной коллекции, таким образом, уже с самого начала должен считаться с разными компромиссами и уступками, которые его будут ограничивать.
Самым удобным направлением окон является юго-восточное. Дело в том, что решающей является не только продолжительность освещенности окна, но и ,,качество» лучей. После ночного отдыха растения в утренние часы начинают ассимилировать. Поэтому лучи восходящего солнца незаменимы. Один час, которого лишены растения утром, не восполнят даже два послеобеденных часа. Но если бы окно было обращено прямо на восток, то возможно, что еще в утренние часы растения оказались бы в тени. Когда солнце начинает уходить от окна в первые послеобеденные часы, то это не большая потеря, поскольку в это время максимального дневного света растения получат достаточное количество непрямого, рассеянного света. В случае прямой ориентации окон на юг необходимо даже коллекцию затенять, потому что сравнительно чувствительным растениям вредны в оконных коллекциях яркие полуденные лучи. А это уже двойной вред.
В окнах, ориентированных на запад, можно культивировать лишь очень ограниченное число видов, собственно, только эпифитные виды, какими являются зигокактусы, рипсалисы и эпифиллумы, или же некоторые эхинопсисы, ребуции и т. п. От расположенных таким образом растений мы не можем ожидать ежегодного и в особенности богатого цветения. А расстановку кактусов на мебели — и даже у стен, удаленных от окон (такие картинки можно видеть на рекламах мебельных фабрик) •— вообще уже нельзя назвать уходом, а скорее мучением этих растений. Такие способы ухода нужно решительно изживать.
На содержание кактусов в окне большое влияние оказывает и форма, и тип окна. На слишком ,,модерновых» окнах едва ли удастся втиснуть немного больший цветочный горшок, а если еще сверх того внутренние и внешние створки окна открываются в том же самом направлении, то все растения во время проветривания должны переставляться, что очень неудобно и растениям вредно. Не удивительно, что в таких случаях кактусист потеряет интерес к разведению кактусов прежде, чем какой-нибудь из них зацветет.
Даже если размеры окон подходящие и ориентация удовлетворительная, необходимо произвести в них кое-какие усовершенствования, чтобы разведение кактусов было успешным. В качестве первой ступени этого усовершенствования является изготовление нескольких полок, расположенных друг над другом по всей ширине окна, что даст нам больше места для коллекции. Это можно сделать и в коммунальной квартире, поскольку окна при этом не будут повреждены. Нужно вбить лишь несколько гвоздей или планочек для поддерживания полок. После их устранения окно возвращается в исходное состояние. Рекомендуем покрасить стеллажи масляной краской того же оттенка, что и окна, чтобы они не производили впечатления временного решения. Главное, чтобы при определении расстояния между отдельными полками, не был забыт и рост кактусов. Излишняя экономия места при вертикальном расположении не оправдывается, потому что слишком густо расположенные полки лишают коллекцию как раз самого главного — света.
Расположение коллекции кактусов в окне имеет свои преимущества. Выгодна и удобна прежде всего близость её. Все манипуляции с коллекцией чрезвычайно просты и все, начиная с воды, расположено под рукой. Чтобы проветрить, достаточно открыть окно, а притворив створки после хорошего полива, можно создать и сравнительно достаточную влажность, хотя и не такую, как в парнике или в теплице, что во время вегетационного периода и роста очень важно.
Красиво расположенная коллекция украсит квартиру и придаст ей своеобразие. Растительная зелень в квартире, хотя бы и в несколько большем количестве, ни в коем случае не противоречит принципам культуры жилища, но, наоборот, может квартиру сделать более уютной.
Недостатком оконного культивирования кактусов является лишь то, что кактусист ограничен до определенной степени в выборе видов, поскольку многие более чувствительные виды, которые в парнике или теплице можно удержать на собственном корне, в окне должны выращиваться привитыми. Безусловно, не стоит ориентироваться на такие виды, которые и в теплице удержать — искусство. Наконец, видов для разведения в окнах минимум в три раза больше, чем их можно было бы поместить на все окна самой большой квартиры.
Кактусист с большими запросами, вынужденный содержать свои растения в окнах, приобретает для улучшения условий выращивания оконную или предоконную тепличку. Это уже приспособления постоянного и радикального характера, требующие квалифицированного столяра и определенных расходов. Речь идет, собственно, о расширении площади подоконника за счет увеличения глубины окна по направлению внутрь помещения или наружу.
В случае, когда тепличка создается за счет расширения оконного пространства по направлению внутрь помещения, первоначальная форма окна не меняется, поскольку створки окна после увеличения боковой ширины оконной рамы и перестановки петель снова встанут на прежнее место. Этот способ получения достаточного места для коллекции кактусов, расположенной в окне, бывает сравнительно редким. Такое приспособление может позволить себе обычно лишь владелец дома или член жилищного кооператива, если из-за расположения л внешнего вида всего здания невозможно выбрать иной способ для пристройки конструкции оконной теплички снаружи. Как с эстетической, так и с практической точки зрения это, однако, самый подходящий способ получения драгоценного места для коллекции любимых растений. Таким образом возникнет, собственно, миниатюрный зимний садик в окне, прямо в квартире, легко доступный в любое время. Растения в нем не должны переставляться даже зимой, потому что обеспечить нужную низкую температуру в этом защищенном пространстве или путем электрического подогрева (во время сильных морозов), или открыв внутреннюю створку окна, если в квартире центральное отопление, не трудно.
Но чаще всего кактусисты избирают более простой и менее радикальный способ увеличения оконного пространства для коллекции кактусов за счет того, что в соответствующие окна встраивается так называемая предоконная тепличка. При этом решении после снятия створок в окно вкладывается самостоятельная переносная тепличка, изготовленная по величине окна.
Ширина такой теплички определяется внутренними размерами окна. Глубина ее и высота произвольны. Изготовлена она обычно бывает из дерева, реже — из железа, таким образом, чтобы несущая конструкция была минимальной, а площадь стекла по бокам и сверку — максимальной. В отличие от предыдущего решения эта тепличка не имеет ,,этажей» и растения располагаются в одной плоскости, в нижней ее части, подобной низкому ящику. Доступ в тепличку и манипуляция с растениями обеспечивается через съемную заднюю стену или крышку, которая должна иметь небольшой наклон наружу, чтобы с нее стекал дождь. Эта наклонная крышка должна быть выполнена так, чтобы ее можно было вертикально открывать или по желанию приоткрывать для проветривания. Поскольку это не постоянное сооружение в окне, то необходимо большое внимание уделять прикреплению теплички, чтобы при случайной перегрузке землей и растениями она не перевернулась. Не говоря о том, что падение теплички могло бы причинить ранение и серьезное несчастье, оно бы означало и гибель коллекции.
По сравнению с тепличкой в окне, сравнительно хорошо защищенной от неблагоприятного влияния погоды и, помимо особого подогрева, имеющей зимой температуру комнаты, тепличка перед окном — не подходящее место для зимовки коллекции кактусов. Хотя и здесь есть возможность применить электрический подогрев, но во время холодной зимы жизнь и здоровье растений коллекции не могли бы быть надежно гарантированы. Да и так такая зимовка была бы очень дорогой. По этой причине с приходом зимы предоконная тепличка должна быть перенесена в безопасное место и внешние рамы окна снова устанавливаются на свое место.
Культивирование кактусов в квартире — любым из упомянутых способов — обладает явными недостатками по сравнению с их разведением в теплице или в парниках. И хотя многие любители суккулентов прибегают к нему по необходимости, потому что, например, в многоэтажных зданиях у них нет другой возможности, но этот способ так же ценен, как и культивирование кактусов более выгодными и удобными способами. Можно смело утверждать, что одна, усеянная цветами айлостера или псевдолобивия в окне кактусиста в сто раз прекраснее, чем две болезненные, пятнистые мумии и самых редких малокактусов.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Переносные теплички для кактусов


Владельцы садов в жилых кварталах или дачных пригородах городов и в особенности в сельской местности с точки зрения возможности размещения коллекции кактусов обладают чрезвычайными преимуществами по сравнению с жителями центральных кварталов больших городов и многоэтажных зданий. Казалось бы, что это обстоятельство имеет самбш большой вес при решении стать кактусистом. Но это не всегда так.
Можно было бы найти много и серьезнейших причин, предопределяющих солнечные, с обилием чистого воздуха сельские сады в качестве звеньев развития этого увлечения, в противоположность сумрачным балкончикам и окнам задымленных городов, особенно крупных промышленных центров, Известны случаи, когда любитель этих растений переселился из города в деревню только затем, чтобы мог дать растениям своей коллекции как можно лучшие условия для жизни.
Действительно, у сельского кактусиста больше предпосылок для достижения выдающихся успехов в разведении кактусов и работать ему легче. Ведь тогда как городской кактусист должен показать, в прямом смысле слова, туристические мастерство, чтобы найти нужную почву из лесов и лугов и в портфеле принести ее к себе домой, у сельского любителя этих растений все почти что под рукой. Подходящая почва есть недалеко и в достаточном количестве, у некоторых есть рядом и ручей, дающий мягкую воду для полива. Торф или искусственные удобрения он получит в сельскохозяйственном кооперативе и, наконец, кирпич для получения кирпичной крошки ему не нужно тайно толочь в ванной, оглушая при этом стуком своих соседей.
Но не каждый кактусист может переселиться в деревню.
Хотя и правда, что то же самое растение, которое на летней стоянке коллекции сельского кактусиста дало бы, например, одиннадцать цветков, в городском доме принесет лишь пять или семь цветков, но они будут точно такие же великолепные и настоящие. Кроме того, их ценность будет несравненно более высокой и они будут вызывать большее восхищение.
Немного зелени, ласкающей не только глаз, но и дущу, уголочек освежающей природы никто не потребует так сильно, как именно человек в шумной, перегруженной техникой среде города. Это обстоятельство уравновесит, все аргументы в пользу села с точки зрения культивирования кактусов. Именно ограниченные пространства городских террас и балконов, площадью в несколько квадратных метров, прямо предопределены для того, чтобы, заполненные растительной зеленью, стать драгоценными оазисами в городском однообразии.
Большая теплица с множеством разных видов кактусов наверняка является достойным восхищения уголком экзотической природы. Осмотр такого павильона вечности и красоты означает для каждого кактусиста праздник. Менее великолепные, но также красивые и много раз действительно ценные коллекции кактусов, размещенные в переносных тепличках и всевозможных ящиках, сконструированных в соответствии с фантазией и возможностями самого широкого „слоя» кактусистов, означают для значительной части любителей природы ежедневную потребность, а поэтому вообще с точки зрения этого увлечения они являются чрезвычайно важными. Этот способ культивирования кактусов, наряду с оконным является и наиболее доступным для широких слоев трудящихся.
Возможно, что вершиной и идеалом кактусоводства являются тепличные коллекции дачных районов и сельской местности, но основу „движения» кактусистов-любителей, бесспорно, составляют наиболее распространенные и всегда актуальные теплички и окна, в которых расположены тысячи коллекций самых красивых суккулентов.
Для растения не важно, каковы размеры стеклянного помещения, в котором оно находится во время вегетации. Но необходимо, чтобы это помещение располагалось правильно. В маленькой тепличке, точно так же, как и в большой, можно с успехом создать влажную атмосферу и проветривать.
Причину возможного более слабого роста или более бедного цветения растений в тепличке нужно искать, таким образом, в более коротком времени освещения, вызванном неправильным расположением, или же в других обстоятельствах, оказывающих плохое влияние на количество тепла, света или влажности в среде растений. В общем, можно сказать, что кактусы, выращиваемые в тепличках, не отстают ни в росте, ни в цветении от своих видов, выращиваемых в теплицах или в парниках. С определенной точки зрения условия для жизни растений в низкой тепличке даже лучше. Иметь ее может каждый, у кого есть немного свободного солнечного места для ее установки во время вегетационного периода. В первую очередь это террасы и баклоны, где размещение теплички выгодно особенно тогда, когда они ориентированы на восток вплоть до юго-запада.
Об ее изготовлении любитель кактусов может начать думать уже тогда, когда у него есть хотя бы 25—30 частично зрелых растений.
При наличии хорошего вкуса и возможностей можно и небольшой балкон в современнейшем многоэтажном здании превратить в красивый и уютный зеленый уголок. Разумеется, что в создании такого искусственного и миниатюрного садика самую важную роль будет играть коллекция кактусов, размещенных прежде всего в нескольких переносных тепличках. Остальное пространство может быть заполнено произвольно, более устойчивыми видами, посаженными в цветочные горшки, а в зависимости от ситуации и несколькими более крупными экземплярами и эиифитными видами. Эпифитами и особенно ползучими видами можно заполнить свободные пространства стен, даже и тех, которые преимущественно находятся в тени. Включение в коллекцию нескольких кактусов разной формы или и других суккулентов необходимо и с эстетической точки зрения. Это обосновано и в коллекции кактусиста, специализирующегося на один какий-нибудь род, в которой преобладают шарообразные формы миниатюрных видов.
Да и какой коллекционер картин был бы равнодушен к подходящим рамам или филателист — к сделанным со вкусом альбомам, которые, выполняя свое предназначение, подчеркивают и красоту самой коллекции. Естественно, главное внимание нужно уделять стенду, на котором должна размещаться существенная, самая ценная часть коллекции кактусов. Он должен обладать всеми необходимыми качествами, чтобы-размещенные на нем растения хорошо себя чувствовали.
Так же, как многие пчеловоды сами изготовляют ульи, и не один кактусист сам возьмется сделать тепличку или же плоские низкие ящики для размещения растений, которые позднее, после изготовления крыши, станут нижней частью теплички. Многие кактусисты владеют основами столярного дела, так что изготовление простых * сооружений для размещения коллекции кактусов не составляет для них труда. И все же можно порекомендовать, чтобы трудоемкие и специальные работы они отдали мастеру.
Квалифицированное и качественное выполнение этих работ очень важно и всегда оправдывается. Тепличка должна быть сделана тщательно, прежде всего отдельные детали, в особенности крыша, должны точно прилегать; тепличка, далее, должна быть прочной, устойчивой и иметь хороший внешний вид, ведь во многих случаях зимой она стоит в квартире.
При определении формы и размеров таких тепличек необходимо исходить из данных условий и возможностей. Тепличка по форме и размерам должна быть приспособлена растениям, которые будут в нее помещены, а также и обстановке, в которой она будет ежегодно находиться во время вегетационного периода.
Переносная тепличка для кактусов, собственно, представляет собой низкий стеклянный шкафчик, тщательно закрытый со всех сторон, но с наклонной крышей. Обычно он состоит из самостоятельной нижней части, представляющей собой низкий и плоский ящик продолговатой формы, и верхней части в виде коробки, целью которой является, собственно, охрана внутреннего замкнутого пространства — микроклимата коллекции.
Эти две составные части не бывают прикреплены друг к другу. Устойчивость шкафчика обеспечивается точно подогнанными рамами и весом коробки, загружающей нижнюю часть. Манипуляция с растениями требует легкого доступа во внутреннее пространство, поэтому нужно, чтобы крыша.могла особо открываться и фиксироваться для проветривания.
Размеры теплички могут быть разными, но внутренние размеры основной площади чаще всего колеблются в пределах от 80×40 до 110 х 55см при высоте задней, высшей стенки шкафа.30—50 см.В выборе размеров решающую роль играет то, будет ли тепличка на зиму переноситься. С точки зрения переноски и манипуляции более выгодна тепличка меньших размеров, но если она переносится на небольшое расстояние, то лучше предпочесть большие размеры. Чем меньше тепличка, тем она практичнее, а чем больше, тем эффективнее, и тем больше похожа на теплицу.
В качестве материала можно, конечно, использовать железо или другой материал, но качественный пиломатериал,, пожалуй, лучше всего. Он настолько прочен, что из него можно изготовить тонкий каркас, не отбрасывающий большую тень на растения, он и теплый, легкий, хорошо держит замазку. Если его время от времени покрывать масляной краской, то он долго выдержит.
От влажности и переноски больше всего страдает нижняя часть теплички, поэтому ее рама должна быть самой крепкой. Вне зависимости от того, будут ли внутри ящика растения содержаться в цветочных горшках, металлических коробках или в свободном грунте необходимо внутренние стороны ящика обжечь. Для такой импрегнации годится, например, и бензиновая лампа. Только низ теплички должен быть из толстого металлического листа, который нужно гвоздем часто продырявить
Для застекления боковых стен теплички подходит обычное оконное стекло, однако для крыши целесообразнее использовать стекло толщиной 4—5 мм, которое выдержит и град.
Имея правильно изготовленную и содержащуюся тепличку, каждый, особенно балконный кактусист достигнет своей цели. На ограниченном пространстве он может разместить относительно большое число растений, а если световые условия благоприятны, то его порадует их идеальный рост и цветение. Бесспорной выгодой тепличек является и факт, что они не требуют одноразового крупного расхода. Если кактусист при этой форме разведения кактусов решит расширить свою коллекцию и у него есть для этого место, то он может заказывать изготовление тепличек постепенно.
Этот способ приобретения большего пространства для размещения растений можно рекомендовать и потому, что кажется, что большее число или комплект меньших тепличек и с точки зрения кактусиста являются более практичными, чем одна тепличка максимального размера.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Теплица для кактусов


Без способностей человека, его творческой силы и любви к делу и самая роскошная теплица останется бесценной будкой, безутешным местом, где влачат жалкое существование болезненные и гибнущие растения. Кактусист ухаживает за своей коллекцией из чистой любви поэтому он хочет, чтобы она отличалась и соответствующим, красиво оформленным окружением. И теплица, и инструменты являются частью его увлечения.
Теплица защищает коллекцию кактусов от неблагоприятных влияний, но она служит и кактусисту. Совершенный павильон без соответственно красивой и ценной коллекции теряет свою ценность,но, с другой стороны, даже самые ценные виды не будут заметны в некрасивой и неряшливой обстановке. Хорошо развивающаяся коллекция в соответствующей ей, красиво оформленной и подходящей обстановке — идеал каждого кактусиста.
Представление кактусиста об особой атмосфере мира кактусов нельзя отделить от глубоких впечатлений, пережитых им при первом посещении настоящей теплицы, переполненной этими причудливыми суккулентами. Обычно это бывает оранжерея какого-нибудь ботанического сада. Поэтому в его мечте о создании великолепной коллекции всегда будет и немного стремления к созданию обстановки, в которой бы в большей или меньшей мере возращалось и повторялось то чудесное настроение встречи с уголком экзотической природы.
Собираясь строить теплицу, кактусист вкладывает в это гораздо более, чем просто надежду разместить коллекцию и обеспечить ее существование. Теплица очень практична и, пренебрегая ее меньшими недостатками, обусловленными прежде всего ее стабильностью, она все же означает высшую форму культивирования суккулентных растений. Но нельзя утверждать, что результаты выращивания, достигнутые в ней, в каждом случае соразмерны затратам на ее строительство и оборудование. Выдающиеся успехи некоторых, особенно сельских коллекционеров, достигнутые в парниках и тепличках, а также и в открытом грунте, часто сравнимы с успехами в теплице, но часто их и превосходят. Преимущества теплицы бесспорны и признаются всеми, но достичь хороших результатов в культивировании кактусов можно и без нее.
Но в определенном смысле с теплицей ничто не сравнится. При ее помощи в наших климатических условиях можно создать даже не столько климат, сколько прежде всего атмосферу, которая у каждого посетителя вызовет настроение и создаст впечатление настоящей экзотической природы.
Исключительная красота и очарованье кактусов, заметное и в небольшой коллекции на окне или в тепличке, в оранжерее, заполненной этими растениями, усиливается в сто раз. Войдя внутрь, вы отмечаете не только красоту отдельных экземпляров, но на вас в первую очередь воздействует коллекция как захватывающее целое. При взгляде на сотни и тысячи представителей этой особенной чужестранной флоры кажется, что доминирующей экзотичностью стольких растений веет не только от их колючек и очаровательных цветов, но ею как будто насыщены и воздух, и земля, в которую кактусы посажены. Вся атмоф-фера этого изолированного пространства удивительна, здесь чувствуется дыхание далекого мира, тропических джунглей и полупустынь, которым веет от покоя и напряженности этой искусственно созданной , естественной» среды суккулентов в непосредственной близости от современных жилищ европейского человека.
Прогулка по оранжерее среди этих живых, покрытых колючками созданий означает в мыслях действительно путешествие в мир желанной романтики. Пестрая палитра разноцветных цветов до неправдоподобия прекрасная и нежная, красные и фиолетовые, как раз дозревающие плоды или экзотический, неизвестный вам прежде аромат — все это действительность. Все здесь правдивое и настоящее, это незначительный по размерам, но драгоценный отрывок из произведения величайшего художника — природы.
Может, именно потому, что речь идет в данном случае об отборе из растительного мира мы и не осознаем факт, что нигде в природе не встречается столько неисчислимых видов этих растений на одном месте, он не производит впечатления обмана. Концентрация как можно большего числа видов любимых растений — и ценой ,,преодоления» действительности — это, наконец, результат и смысл коллекционерской стороны любительства.

Теплицу кактусист строит лишь один раз в жизни. Исключение, правда, и здесь подтверждает правило. Значит, нужно построить ее так, чтобы она подходила ему со всех точек зрения и через много лет, когда его коллекция будет больше, а сам он — более зрелым и требовательным.
Кроме субъективных причин, обусловливающих реализацию этого строительства, здесь нужен прежде всего и удобно расположенный собственный сад. Необходимо иметь участок совершенно свободного пространства, где с рассвета до сумрака ничто не мешает прохождению солнечных лучей. Умеренный наклон сада к югу, или же защищенное положение с севера, несомненно, желанные преимущества, но не условия. В некоторых случаях даже не нужно иметь собственный участок, ведь с согласия соответствующего национального комитета можно построить теплицу и на территории домоуправления или жилого кооператива. В этом случае, однако, необходимо с местным или городским национальным комитетом заключить договор на постоянное пользование еще до начала строительства. Хотя такие случаи и редки, но все же иногда встречаются в некоторых жилых массивах или районах. От мысли же построить теплицу около дачи, которая расположена где-нибудь у озера или на лесной опушке, хотя бы это был и собственный участок, нужно отказаться из-за его удаленности от места жительства. Коллекция кактусов по-своему заменяет нам живой контакт с природой, она представляет собой, собственно, уголок природы в миниатюре. Наши леса, горы, долины, скалы или реки сами настолько прекрасны и интересны, что им вовсе не нужно такое ,,оживление».
Теплицу нужно строить вблизи места жительства кактусиста, особенно, если она должна служить непрерывно целый год, т. е. и для зимовки коллекции. И даже, если бы это позволило расположение здания и сада, самым идеальным решением было бы пристроить теплицу к южной стене здания в качестве некоего южного крыла дома с входом в нее непосредственно из квартиры. Если в здании есть центральное отопление, то и теплицу стоило бы подключить к нему.
Естественно, такое решение является даже слишком идеальным и по разным объективным причинам его чаще всего не удается осуществить. Правда, отдельно построенная теплица вблизи здания, особенно с небольшими сенями с северной стороны, тоже идеальное место для содержания этих растений.
Для того, чтобы теплица отвечала своему назначению и по прошествии многих лет, она должна иметь прочную и массивную конструкцию. Только так нам удастся избежать, особенно в позднейшие годы, непрерывных ремонтов. Однако мы надеемся, что в решение форм и конструкций теплиц будущее внесет много нового.
Прогресс в разведении кактусов и остальных растений в будущем, определенно, повысит спрос на теплицы, что вызовет необходимость, их серийного производства. При этом, конечно, будут вестись поиски новых возможностей с применением новых материалов и технических решений. Возможно, что сегодняшние традиционные формы и несколько устаревшие решения заменят современные теплицы новой формы, которые будут дешевле, целесообразнее и красивее.
Пока же кактусист проектирует свою теплицу сам, а для реализации проекта ему достаточна помощь одного каменщика и столяра или слесаря. Подготовительные и отделочные работы, т.е. земляные работы и покраску, он обычно делает сам.
Одной из возможностей получить подходящее место для размещения коллекции кактусов является пристройка теплицы вдоль южной или юго-восточной стены здания. У кого дом ориентирован подходящим образом, тот большей частью использует эту возможность. Преимущество такого решения состоит прежде всего в простоте всего строительства, которое требует и наименьших расходов. Такая теплица лучше всего защищена от неблагоприятных влияний погоды, особенно зимой, так как с севера она закрыта, а ее отопление также не требует больших усилий. Единственным ее недостатком является невозможность полностью использовать дневное освещение.
Таким же образом к южной части здания можно пристроить нормальную теплицу с двускатной крышей. Такую теплицу можно считать наилучшей. Внутрь ее можно сделать вход прямо из квартиры, и в ней можно полностью использовать дневное освещение в течение всего года. Если теплицу приходится строить отдельностоящей на большем или меньшем расстоянии от дома, то необходимо с северной стороны оборудовать маленькую прихожую. Цель ее, с одной стороны, защищать помещение теплицы от проникновения через открытые двери снаружи морозного воздуха во время суровой зимы, чтобы он не обжег растения вблизи входа, а с другой стороны, целесообразно отопительное оборудование, из которого утекают вредные газы, разместить вне помещения, в котором находится коллекция. Прихожая очень нужна и как склад топлива. Служит она и для хранения инструментов, материала и многих предметов, которые кактусисту нужны при работе в теплице. Такая маленькая комнатка очень удобна и летом, особенно в жаркие месяцы, когда в послеобеденные часы в ней находиться приятно. Можно в ней делать все работы, начиная посевом и кончая прививкой.
Теплицу удобно погрузить в землю на глубину до 80—90 см, т. е. построить ее в предварительно выкопанной яме прямоугольной формы и нужных размеров. В этом случае пол прихожей можно настлать на 30 см выше и оставшуюся разницу выровнять ступеньками у наружных дверей прихожей. Для нижней, кирпичной части теплицы будет достаточно, если она выступает из земли на пядь. Большая глубина в земле означает лучшую защиту внутреннего помещения, особенно зимой, но и летом она выравнивает температуру. Но если превысить глубину одного метра, то возникает опасность, что растения на боковых подоконниках будут расположены слишком высоко, в результате чего осмотр их будет затруднен, а при более низком расположении часть коллекции может оказаться в тени.
Для стен, т. е. нижней части теплицы, можно взять жженый кирпич, шлакоблоки или же можно их после изготовления опалубки отлить из шлакобетона. Очень важно перед началом кладки стен произвести тщательную горизонтальную и вертикальную гидроизоляцию стен, вложив между кладкой и стеной выкопанной ямы толь. Толью изолируют и небольшой бетонный фундамент, на который кладут первый ряд кирпича. Без изоляции стены были бы постоянно пропитаны влагой, в результате чего штукатурка покрывалась бы плесенью, а дерево гнило, железо же внутри теплицы бы ржавело. В этих условиях нам’ пришлось бы постоянно бороться с распространением плесени и гнили, правда, не слишком долго, поскольку через несколько лет кладка начала бы по частям понемногу распадаться.
Помимо ущерба, нанесенного сокращением срока службы теплицы, повышенная влажность в ней — особенно зимой — постоянно губила бы и растения коллекции. Таким образом вопросу изоляции стен необходимо уделить самое большое внимание. Можно даже рекомендовать удлинение изоляции стен под штукатуркой вплоть до самой конструкции теплицы и, наконец, землю снаружи, вдоль низких стен залить асфальтом.
Для стен теплицы достаточна ширина кладки в один кирпич (15 см) или ширина в полтора кирпича (22 см). Для пола теплицы целесообразнее использовать шлак, залитый слоем шлакобетона. С гигиенической, да пожалуй, и с эстетической точки зрения удобным был бы и бетон или камень, но пол из таких материалов летом бы очень быстро высыхал, особенно во время проветривания, а поэтому его нужно ежедневно хотя бы дважды поливать, чтобы растения в результате чрезвычайного зноя в буквальном смысле слова не испеклись.
Верхняя часть теплицы представляет собой, собственно, стеклянную крышу, которая обеспечивает беспрепятственное проникновение солнечных лучей во внутреннее помещение, служащее растениям, и одновременно защищает это помещение от ветра, дождя, холода и, наконец, от пыли и грязи. Создать ее можно, построив прочный, стабильный каркас и застеклив его, или построить лишь опорные рамы и прикрыть их оконными деталями.
В первом случае — стабильного решения — вся коллекция постоянно находится под стеклом. Кроме нескольких форточек, число которых зависит от размеров теплицы и которые расположены на разных местах стеклянной крыши и на передней — также стеклянной — стене конструкции, ни одну пластину стекла нельзя перемещать. Это представляет собой определенное неудобство. Но положительной стороной такого решения является, особенно при плотном прилегании стекол, то, что внутреннее пространство теплицы лучше изолировано от внешних неблагоприятных атмосферных воздействий. Если в качестве крыши для теплицы используются оконные рамы, то в хорошую погоду их можно снимать и оставить коллекцию под прямыми солнечными лучами или же и под умеренным дождем и, наоборот, в плохую погоду можно теплицу опять закрыть крышей. Но в этом довольно удобном решении необходимо тщательно следить за тем, чтобы отдельные части при сборке плотно прилегали.
Тогда как рамы стекол изготовляются исключительно из дерева, то для изготовления остова стабильной теплицы можно с одинаковым успехом использовать как дерево, так и железо. Правда, при выборе материала конструкции, как правило, решающим является вопрос о размерах теплицы. При строительстве больших оранжерей в питомниках и ботанических садах в первую очередь принимается во внимание прочность материала, поэтому остов их изготовляется преимущественно из стали. Металл в этих конструкциях более выгоден и с точки зрения ухода и ремонта. В любительских теплицах, которые значительно меньше по размерам и гораздо уже, эти отличные свойства металла не являются особенно выгодными, а при меньших размерах конструкции обнаруживаются даже некоторые нежелательные свойства металла в такой мере, что, сравнивая их со свойствами дерева, мы обычно отдаем предпочтение последнему. Прежде всего металл является таким отличным проводником тепла, что отопление теплицы с металлической конструкцией требует больших расходов. Деревянная теплица лучше сохраняет тепло и на небольшой мороз даже не зареагирует. Но она несколько дороже и, кроме того, ее нужно каждый год перекрашивать, Правда, судьба размещенной в теплице коллекции, для которой так важна определенная температура и зимой, в большей мере будет зависеть от отопительного оборудования, установленного в теплице, чем от выбора материала конструкции.
Но и в этом случае у кактусиста есть возможность выбрать среди многих оправдавших себя решений — от печки до центрального отопления. Традиционный способ — сложить небольшую печь в сенях с канальным распределением горячего пара или воды под парапетами или же по трубам в верхней части теплицы — кажется одним из надежных решений. В теплицах средних размеров или более крупных это решение оправдано с любой стороны. В небольших теплицах, до четырех—шести метров в длину, вполне достаточно и обычной печки, сжигающей стружки или мазут, которую не нужно часто обслуживать. Особенно хороша электрическая печь с автоматическим регулированием. Иногда хорошую службу сослужит и простое решение в виде проведения дымохода через всю длину теплицы, от противоположного конца вплоть до дымовой трубы.
Если кактусист в ближайшие годы и не рассчитывает оставлять свою коллекцию на зимовку в теплице, все же целесообразно построить в перегородке сеней дымовую трубу, чтобы в будущем можно было в любое время обеспечить отопление теплицы без перестройки. Небольшие печки весьма полезны и тогда, когда коллекция не зимует в теплице. Иногда может неожиданно испортиться погода — вплоть до больших морозов — и тогда, когда растения уже вынесены на летние стоянки, и в этом случае печка поможет предотвратить опасность.
Зимовка ценной коллекции в теплице всегда сопряжена с определенным риском, даже, если теплица снабжена отопительным оборудованием. Поэтому целесообразно снабдить ее и электрической печью с реостатом, который автоматически включает и выключает ток в соответствии с установленной температурой или же и электрическим сигнализирующим устройством. Если печь случайно перестанет греть или же температура упадет по другой причине (например, если разобьется стекло во время сильного мороза), то сигнализация предупредит кактусиста, что коллекции грозит опасность.
И такие неприятные моменты встречаются иногда в жизни кактусиста.
Теплица для кактусиста с весны до осени является местом, входя куда, он оставляет за порогом все свои заботы, и проблемы.
За вход кактусист платит иногда зимой…..

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Культура кактусов под открытым небом


Этот способ культивирования означает, что с весны до осени коллекция размещена на совершенно свободном пространстве или же на солнце. Она ничем не защищена и лишь в случае града прикрывается ситами или защитными досками из жести или фанеры, а во время длительных дождей — оконными рамами.
Если коллекция невелика, то с ее размещением нет трудностей, ведь несколько десятков растений можно свободно расположить на столике, подставке или и на возвышенной грядке среди цветов. Разместить же большую коллекцию уже нельзя таким простым и рискованным способом. Несколько дюжин цветочных горшков в крайнем случае за короткое время нам удастся перенести в безопасное место, или же прикрыть, но сотни ничем не защищенных растений рано или поздно несомненно стали бы жертвой какой-нибудь стихийной катастрофы. Однако помимо опасности внезапных и резких изменений погоды, и слишком суровые условия культивирования теплолюбивых растений в нашем климате едва ли принесут успех. Чтобы свободно расположенные кактусы в наших садах могли противостоять сильным ветрам, дождям, зною и случайным заморозкам, да при этом и хорошо развиваться, они должны были бы в течение вегетационного периода получать гораздо больше солнечного света, то есть ежегодно им нужно больше солнечных часов. К сожалению, в условиях нашего географического положения они не могут в течение нескольких летних месяцев почерпнуть и запасти в своем стебле достаточное количество энергии солнечного излучения и приобрести устойчивость. Более того, едва ли их можно было бы выносить на летние стоянки раньше мая.
Таким образом, очевидно, что воспользоваться благодарным воздействием прямого солнечного света на коллекцию кактусов можно, лишь принимая определенные меры.
Прежде всего необходимо найти способ, который дал бы кактусам возможность быть как можно дольше под открытым небом, начиная ранней весной, чтобы они могли привыкнуть к солнечному излучению тогда, когда оно еще не так сильно.

Без сомнения, это должно быть пространство хотя бы частично защищенное, на незатененном месте, которое в случае необходимости можно закрыть и сверху. Для этой цели хорошо подходят изготовленные из досок квадраты или прямоугольники; размещенные по территории сада, в которых коллекция кактусов может содержаться с конца марта или начала апреля до октября, то есть приблизительно восемь месяцев.
Поразительные успехи, достигнутые многими кактусистами при такой культуре, подтверждают, что этот способ позволяет достигнуть наиболее красивого опушения и окраски растений. Поэтому было бы жаль прекратить многообещающие опыты по культивированию кактусов под открытым небом, особенно в более теплых областях республики. О замечательных результатах этого способа культивирования кактусов в Венгрии пишет Зд. Стржиж из Опавы. Свое посещение Будапешта он описывает в статье, опубликованной в журнале „Vestnik как-tusdrskych krouzku v CSSR» за 1963 год:

«…Я имел случай и удовольствие в качестве первого гостя из ЧССР записаться в памятную книгу представителя венгерских любителей кактусов Йозефа Гаала, который вместе с инж, Кондером сопровоячдал меня при показе своей коллекции. Оба они являются не только специалистами, но и общительными собеседниками — настоящие кактусисты! Коллекция Й. Гаала насчитывает примерно четыре тысячи великолепных растений, опушение которых — по словам их друга В. Хааге — гораздо более красивое, чем у него в Эрфурте. И не удивительно, ведь растения с апреля не знают, что такое — быть под стеклом. Все они находятся в отдельных цветочных горшочках,которые аккуратными квадратами, размером примерно 1,5 х 1,5 м, погружены в песчаную почву. Начиная двухлетними сеянцами и кончая самыми выносливыми экземплярами, все они поливаются сравнительно мягкой водой из колодца. Почву, в которой они посажены, трудно описать; это не смесь листовой и парниковой земли, а обычная земля близких окрестностей, слегка удобренная коровьим, конским или птичьим пометом. Земля должна быть хорошо улежавшейся, поливом ее необходимо постоянно содержать во влажном состоянии. Перед употреблением эта земля смешивается с песком и просеивается через довольно мелкое сито. Она очень пористая, не склеивается и, одним словом, обладает всеми хорошими свойствами. Кактусист не делает различий между родами при посадке, всем давая ту же самую землю. Растения до конца октября подвергаются воздействию как хорошей, так и плохой погоды, прямых солнечных лучей, которые некоторым растениям придают нежную окраску, но не обжигают их. Единственной защитой, которую имеет Гаал под руками, являются решетки для защиты от града, но и они не используются.
Значительная часть растений не является корнесобственными. Но и это не вредит красоте растений, поскольку подвои едва видны. Прививка и способ превращения позднее подвоя в корневую систему показывает кактусиста-масте-ра…»

Такое успешное культивирование кактусов под открытым небом и у нас не является новинкой. Уже в тридцатые годы нашего века Йозеф Папирник вызывал удивление именно культурой этих растений под открытым небом в самых суровых условиях и с тех пор у него был не один последователь. Др. Б. Шютц в публикации „Kaktusdrsky zbor-nik 1922— 1962″ о нем пишет:

,,. . . Тогда это был примерно шестидесятилетний мужчина. . . .На выставке он накупил разных импортных растений. Мы знали, что у него нет никакого опыта, поэтому предупреждали его, подчеркивая риск культивирования импор-тов. Но он ответил, что попробует. Потом он усердно посещал собрания и за короткое время действительно удивил нас исключительными результатами. Он занимался культивированием импортов совершенно иначе, чем это рекомендовали тогдашние специальные книги. В саду у него стоял стол, а на нем в необычно больших горшках были поставлены импорты. Они были посажены в питательную почву и большинство их не было ничем закрыто. Только во время длительных дождей их закрывало стекло, да и то лишь сверху. Со всех сторон к ним был свободный доступ свежего воздуха. Й. Папирник был пенсионером и все дни проводил около своих растений. Во время жаркой погоды он поливал доски, на которых стояли растения, водой. Мексиканским импортам это суровое обращение очень нравилось, они хорошо укоренились, быстро росли и обильно цвели. Ferocactus latispinm, который в культуре обычно сокращает шипы, у него образовывал даже более могучие шипы, чем были первоначальные, которые выросли в Мексике. Настоящей сенсацией стала Marnillaria candida* За короткое время она превратилась из сравнительно небольшого импорта в густо опушенный шар диаметром примерно 15 см, образующий снизу много прикорневых побегов. Исключительные успехи Й. Папирника очень его прославили. Его опыт стал позднее базой для развития метода культивирования кактусов без стекла» при помощи которого многие другие берненские кактусисты добивались очень хороших результатов.
Й. Папирник приобретал и далее импорты, но хороших успехов он добился и культивированием сеянцев. Его коллекция разрослась настолько, что вскоре он построил теплицу и устроил парники….»

Приведенное описание культивирования кактусов двумя кактусистами на местах, удаленных географически и во времени, наверняка многое скажет нам о сущности открытой культуры и о возможностях, которые эта форма культивирования предоставляет любителям кактусов.
Как Папирник, так и Гаал имели, да и имеют многих последователей. Многие так же достигли подобных хороших результатов без подражания другим, лишь на основе своего собственного опыта и экспериментов. Но многим счастье не сопутствовало и при всем старании в подражании упомянутым успешным методам они не смогли достичь выдающихся результатов своих образцов. Очевидно, это подражание было поверхностным, при этом суть дела ускользнула от их внимания, да и „счастье» при этом им не сопутствовало.
Хотя упомянутые примеры представляют собой на первый взгляд несколько отличающиеся способы культивирования кактусов под открытым небом, в действительности же предпосылками хороших результатов у обоих кактусистов послужили одни и те же обстоятельства. Дело здесь не в форме или размерах деревянных загородок или перекладин и не в том, покрыты ли растения во время плохой погоды ситом или стеклом. (Когда пасмурно, то и сито не пропускает более солнечных лучей, чем стекло. Если применять сита, то свежий воздух поступает к растениям сверху, в случае же стекла — сбоку.) Гораздо большего внимания заслуживает тот факт, что и берненский и будапештский кактусисты садили кактусы в плодородную, гумусовую почву, что при обычном способе культивирования кактусов под стеклом не только излишне, но и вредно. Столько раз испытанные и надежные земляные смеси, значительную часть которых составляет песок, кирпичная крошка и торф и в которых кактусы в душных оранжереях и теплицах так хорошо развиваются, при культивировании этих растений в суровых условиях под открытым небом бывают одной из причин неуспеха и разочарования. Однако здесь нужно сразу подчеркнуть, что открывание парников или теплиц в солнечную погоду, или же и постепенное и окончательное устранение стекла в конце вегетационного периода все еще больше отличается, чем бывает похоже на культивирование этих суккулентов под открытым небом в течение круглого года.
Иногда опытного кактусиста, владельца теплицы и прекрасной коллекции удивляет, когда он через несколько лет обнаруживает, что два-три сеянца или отростка, которые он когда-то подарил некактусисту с сознанием, что они долго не проживут, развились в прекрасные и могучие экземпляры среди остальных цветов на веранде или в саду на солнце. Он удивлен, поскольку несколько его подобных попыток окончились неуспехом, так что больше он и не пытался этого делать. Дело в том, что некактусист и не подозревал, что у кактусов очень чувствительные корни, а поэтому обращаться с ними надо осторожно. Он и не знал, что рискует. Посадил их в плодородную садовую землю, спокойно поставил их на солнце и даже не заметил, что они в первый месяц совсем не росли. Когда же они через некоторое время стали расти, он считал это совершенно естественным. В этом и состоит вся тайна огромных эхинопсисов или полутораметровых эпифиллумов со множеством одновременно расцветающих цветков, которые не встретишь ни в ботанических садах, ни в теплицах любителей. Так что в этом отношении у Папирника была ,,счастливая рука» и первая попытка окончилась успехом. Если бы он проводил опыты в продолжении многих лет, то также бы пришел к выводу, что наилучшими удобрениями являются солнце и свежий воздух.
Так что проблема культивирования кактусов под открытым небом состоит прежде всего не в средствах защиты от неблагоприятных погодных условий. Однако деревянные парниковые рамы можно рекомендовать, чтобы растения могли быть помещены на летние открытые стоянки как можно скорее. Весенняя погода бывает у нас капризной и вначале растения необходимо защищать и от мороза. Упомянутые деревянные рамы позволяют сделать это и даже ,,герметично^. В критические дни деревянные квадраты можно прикрыть не только оконными рамами, но и соломой, брезентом, бумагой и т. п. После хорошей зимовки кактусы перед началом вегетации сравнительно выносливы, а растения, закаленные культивированием под открытым небом, перезимуют лучше всего.
Усиленное внимание необходимо обращать на приучение кактусов к прямому солнечному освещению, особенно, если зимой они были помещены в темном или же лишь частично освещенном месте. Выносить ‘растения надо во влажную, пасмурную погоду. В первые дни или недели растения нужно защищать стеклами, побеленными известью, снимать которые надо постепенно. Сита не должны никого вводить в заблуждение. Кактусы нельзя выставлять под апрельский дождь, хотя бы он и был теплым.
В Венгрии условия для культивирования кактусов под открытым, небом несколько лучше, чем у нас, в Югославии они еще более выгодные и, наконец, на юге Балканского полуострова кактусы могут почти весь год находиться под открытым небом. Для защиты выставленных наружу коллекций более подходят оконные рамы, чем сита.
Большинство видов кактусов хорошо переносит в нашем климате культивирование под открытым небом с весны до осени, но лишь благодаря заботе кактусиста. Некоторые виды необходимо подготовить к такому способу культивирования путем прививки, но найдутся и такие виды, которые эту суровую культуру в наших условиях не переносят ни в коем случае. Чувствительные виды, особенно редкости, у нас необходимо держать под стеклом, и было бы неоправданным легкомыслием, заставлять эти виды привыкать к условиям, которые они — как показывает многолетний опыт специалистов — не переносят.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Наиболее известные вредители кактусов


Красный паучок — Tenuipalpus cactorum — это мелкий клещ, один из самых опасных вредителей коллекций кактусов. Он предпочитает виды с тонкой кожицей как, например, эхиноцереусы, хамеце-реусы, айлостеры, ребуции и т. д., но размножается невероятно быстро (за год дает и более десяти поколений) и постепенно захватывает и остальные растения. Если кактусист вовремя и действенно не вмешается, то он способен уничтожить всю коллекцию кактусов.
Тот, кто обладает зоркими глазами и часто осматривает свои растения, может заметить и без увеличительного стекла паучка, бегающего на верхушке растения или же на его более молодых частях. Он имеет кирпично-красный цвет, очень мелкий — едва достигает размера в четверть миллиметра. Он губит растения тем, что высасывает из них сок, но, возможно, еще больший вред им наносят проколы кожицы, после которых она сохнет, сморщивается и навсегда теряет способность ассимилировать. После вредной деятельности клещика на поверхности растения остаются желто-серые до ржаво-коричневых пятна, которые быстро распространяются, сливаясь наконец, причем растение перестает расти и постепенно теряет свою жизнеспособность. Пятна эти настолько типичны, что кактусисит, обнаружив их, может со стопроцентной уверенностью предполагать наличие красных паучков.
Это мелкий вредитель был когда-то грозой для кактусистов. Настой табака, спирт, мыльная вода и другие защитные средства, которые до недавнего времени были в распоряжении кактусистов, иногда оказывались действенными, а иногда — нет. Совершенно избавиться от него, если он уж однажды появился в коллекции, было почти невозможно.
Сегодня появление красного паучка в коллекции кактусов не представляет серьезной опасности, по крайней мере не летом, если к тому же мы его вовремя заметим, пока еще пораженные растения не навсегда искалечены или погублены. Для полной ликвидации этого вредителя достаточно двух обильных опрыскиваний 3—4 процентным раствором фосфотиона, произведенным с интервалом в восемь дней. Фосфотион с одинаковым успехом можно применить и в воде для полива. В этом случае растения нужно покропить из лейки.
В настоящее время известен целый ряд химических препаратов, очень эффективных против этого клеща. Но приводить их излишне, поскольку фосфотион доступен каждому и сравнительно дешев. О фосфотионе и о других органических соединениях фосфора как, например, интратионе, метатионе, арафосфотионе, систоксе, метасистоксе, экатине и т. д. надо, однако, знать, что они являются сильнодействующими ядами, очень вредными и для человеческого организма. Поэтому их применение требует величайшей осторожности. Их почти непереносимый запах предостерегает. Уже и само вдыхание испарений вредно, а тем более нельзя допустить их контакта с кожей. Совершенно исключается их применение в квартире. Будьте осторожны уж и при переливании и разбавлении этих препаратов!
Хуже обстоит дело с ликвидацией красного паучка зимой, когда кактусы не переносят опрыскивания и полива. Тогда фосфотион применять нельзя. Ждать до весны, правда, тоже нельзя, поскольку ничто так не способствует размножению этих вредителей, как совершенная сухость. И в этом случае можно помочь исправить положение, но более трудоемким способом.
Зараженные растения вместе с цветочными горшками нужно поместить в большую посуду, например, в пятилитровые банки из-под огурцов, в которые предварительно мы насыпали примерно полусантиметровый слой порошкового нафталина. Банки после этого нужно герметически закрыть и поставить в теплое помещение. Концентрированные пары нафталина через три-четыре дня умертвят клеща, хотя и не так надежно, как фосфорорганические соединения. Да это и не так важно, поскольку в первую очередь необходимо подавить их вредную деятельность. При первой же возможности весной их можно полностью ликвидировать при помощи фосфотиона.
Корневая тля — Rhyzoceus falcifer является следующим и, к сожалению, довольно распространенным вредителем кактусов. Поскольку она живет в земле, на корнях растений, то кактусист обнаруживает ее лишь при пересадке или же тогда, когда растение своим видом прямо требует осмотра корней. Внешние изменения на растении, по которым можно предполагать хозяйничанье вредителя и которые бы ни в коем случае не должны были уйти от внимания кактусиста, это в первую очередь прекращение роста зараженного растения при одновременной потере блеска и яркости окраски кожицы и приобретении шипами сероватого оттенка. При этом на растении не наблюдается никаких следов других вредителей и грибковых заболеваний. В этой стадии растение бывает сильно затронуто, но его еще можно спасти.
Признаки последующей стадии воздействия вредителя, когда растение становится мягким, сморщивается и постепенно засыхает, уже явно свидетельствуют об убывании жизненных сил. В таких случаях перспективы вылечения гораздо меньше.
Правда, по упомянутым признакам можно сделать лишь общий вывод о том, что корни растения затронуты вредителем или больны. В этом положении растение нужно вынуть из земли, корни его осмотреть и оказать им помощь.
Вынув растение из цветочного горшка, мы сразу увидим, будет ли причиной болезни корневая тля. Дело в том, что она живет на всасывающих корешках, которые высасывает, больше всего ее на краю земляного кома, то есть вблизи стенок горшка. Она образует там целые колонии и белые гнезда из восковидного, паутиновидного налета для защиты от влаги, И сама тля белоснежная, продолговатая, немного больше миллиметра, и хорошо видна на темной земле.
Обнаружив присутствие тли корневой, необходимо корневой ком тщательно промыть и поврежденные корешки отрезать. На корнях не должно остаться ни одного подозрительного белого пятнышка!
Следующим, весьма эффективным средством для уничтожения корневой тли является фосфотион. Промытые растения нужно погрузить на десять минут в 4-процентный раствор фосфотиона, потом высушить их на затененном месте и через несколько дней снова засадить.
Фосфорорганические инсектициды по отношению к сосущим насекомым-вредителям весьма эффективны, поэтому из-за невидимости корневой тли очень полезно иногда произвести профилактический полив коллекции фосфотионом в упомянутой концентрации. Полив нужно производит тщательно и безусловно необходимо повторить его через восемь дней против следующего поколения вредителей, которое между тем вылупится из яичек. Несоблюдение этого правила могло бы привести к получению устойчивого рода вредителей, иммунных по отношению к примененному фосфорорганическому соединению!
Нематода галловая — Heterodera radicicola является наиболее опасным вредителем кактусов. Относится к группе червей Nematodes. Эти виды живут на многих наших культурных растениях, особенно на свекле, картофеле, клубневых культурах, зерновых и т. д. Бороться с нематодой очень трудно, поскольку используемые обычно фосфор-органические препараты и системные вещества — по крайней мере в обычной концентрации — против них почти недейственны. И наоборот, можно сказать, что кактусы являются единственными растениями, которые можно после поражения нематодами вылечить. Но это не легкая работа.
Нематода галловая составляет в длину от половины до полутора миллиметров, нитеобразной формы, белая, почти бесцветная, так что невооруженным глазом ее почти нельзя заметить. Самец подвижный, самка (более короткая и толстая) неподвижна. После оплодотворения самка превращается в коробку с яичками — так называемую кисту, которая в почве может сохраняться и долгие годы, не теряя своей жизнеспособности.
Появившиеся из яиц личинки расползаются, внедряются в корни растений и сосут их. В местах их вредной деятельности на корнях образуются утолщения и шишки. Если они закупоривают сосуды корней, то корни под шишками отмирают. Растение таким образом лишается подвода воды и питательных веществ, страдает от голода и жажды, в результате чего постепенно ослабевает и наконец гибнет. Именно по этим утолщениям на корнях можно узнать, что растение затронуто нематодами.
Если, вынув растение из земли, чтобы осмотреть его корни и определить, почему оно не растет, мы, вопреки ожиданию не найдем в земляном коме подозреваемых тлей корневых или других видимых насекомых-вредителей и не обнаружим загнивания корней, но увидим на корнях утолщения, то станет ясно, что здесь хозяйничает корневая нематода. Здоровые корни кактусов всегда гладкие и сами собой не образуют узлов.
Занесение этого злостного вредителя в коллекцию кактусов возможно и тогда, когда мы обращаемся с землей как можно более осторожно, но она перед употреблением не была достаточно прогрета. Почва свекловичных и картофельных полей изобилует нематодами, но есть они и в во всех отношениях подходящей и питательной почве садов и огородов. В меньшей мере , но встречаются нематоды и в почве лесов, на лугах и т. д. Таким образом, у нас никогда не может быть полной уверенности, что с вновь принесенной землей мы не занесем в коллекцию и нематоды или их зародыши. Прежде, чем готовить новую почвенную смесь, кактусисту приходится делать выбор между двумя возможностями : или согреть землю до температуры 80 °С (что полезной почвенной микрофлоре не идет на пользу), или рисковать в интересах хорошего роста кактусов и свежую питательную землю не обесценивать (частично), но потом в течение всего вегетационного периода ожидать появление корневой нематоды.
Кактусы, затронутые нематодами, можно вылечить, поскольку они могут в течение длительного времени существовать и без корней или же со значительно укороченными корнями. Обнаружив присутствие этого вредителя, нужно корни после тщательной промывки срезать выше места утолщения, подвергнуть их сухому укоренению и, наконец, снова их засадить. После такой операции растения, вероятно, вылечены. Но в этом не может быть полной уверенности, так как и в кажущихся здоровыми частях корней могут находиться молодые черви, которые еще не начали свою губительную деятельность, по крайней мере этого еще не заметно. Кто хочет быть совершенно уверенным в том, что избавил свои растения от этих опасных вредителей, должен резать высоко и ли. срезать все. Для растения, особенно старшего возраста, это является большим потрясением, но оно его перенесет и в сухом торфе или в песке на теплом и тенистом месте (во время вегетационного периода) вскоре пустит корни. Остальное уже не представляет труда.
У того, кто не хочет решиться на радикальную ампутацию корней своих затронутых растений, есть еще возможность уничтожить нематоды в горячей воде. В этом случае нужно корни растения в течение 30 минут мочить в воде, нагретой до температуры 60 °С. На практике это сделать не просто, поскольку источник тепла должен действовать постоянно. Дело в том, что если бы температура понизилась, то нематоды бы не погибли, а если бы она повысилась, то погибли бы корни растения. После этой процедуры затронутые части корней или сами больные корни побелеют как снег и постепенно отпадут, тогда как здоровые части корней сохраняют свою жесткость и первоначальную желтоватую окраску. Кончики нужно еще немного отрезать, чтобы раны лучше и быстрее затягивались, потом их подсушить и поместить на подходящее место для укоренения.
Фосфотион, такой эффективный по отношению к сосущим насекомым-вредителям, на корневую нематоду не действует, по крайней мере не в обычной концентрации. Дело в том, что еще не изучено, какие виды кактусов какую концентрацию фосфорорганических препаратов переносят без ущерба, или же где начинается их действенность по отношению к нематодам. По отношению к этим устойчивым червям с надежностью еще не проверена действенность даже таких высоко эффективных систематических веществ, какими являются, например, систокс, метасистокс, интратион, акаритион и т. д.
Щитовка кактусовая — Diaspis echinocacti является известныь вредителем, особенно в запущенных коллекциях. Если вредителм встречается в небольшом количестве, то его можно уничтожать и механически (например, кончиком острой палочки). Правда, кактусист должен заметить ее своевременно, потому что она ищет защищенные укрытия между ребрами растений, на нижних частях мамилл и т. п. Взрослая самка неподвижна, размером она достигает примерно двух миллиметров, хорошо защищена восковым, слегка выпуклым щитком светлой окраски. Самец отыскивает ее под щитком и после оплодотворения погибает. Самка откладывает яички, которые остаются под щитком, а сама умирает. Молодые личинки, вылупившиеся из яичек, расползаются по стеблю растения и поселяются на защищенных местах. Сначала они лишь уродуют растение. Позднее кожица на местах их сосания становится неспособной к ассимиляции, так что на высшей стадии поражения здоровье растения находится под угрозой.
При механическом уничтожении этого вредителя необходимо пыль и остатки щитков смыть слабым раствором уксуса в воде при помощи мягкой щеточки. В случае более сильного поражения необходимо механическое уничтожение щитовки завершить опрыскиванием 4 -процентным раствором фосфотиона и повторить его через неделю.
Щетинистый мучнистый червец — Planococcus citri является мелким червячком, наносящим вред растениям тем, что высасывает из них сок. Его одно до двухмиллиметрового тело защищено белоснежным ватным пучочком, который глаз начинающего часто не отличает от шерстинок на стебле кактуса. При раздавливании они образуют на кожице растения кроваво-красные пятна. Их можно с успехом уничтожать при помощи фосфотиона.
Тли — Aphidoidea попадают на коллекции кактусов иногда с недалеких растений, особенно с фруктовых деревьев и цветов. Они маленькие, мягкие, размером до полутора миллиметров, желто-зеленой или зелено-серой окраски. Большей частью они бескрылые, но некоторые летние генерации имеют крылья. Они наносят вред, с одной стороны, прямо тем, что посредством высасывания ослабляют растение, а с другой стороны, и непрямо тем, что на их сладких выделениях поселяется черная гниль. Привлекают они и муравьев. Можно их надежно уничтожить при помощи фосфотиона.
Трипсы бахромчатокрылые — Thrysanthoptera относятся к сосущим насекомым-вредителям растений. Это мелкие насекомые, размером до двух миллиметров, зелено-желтого цвета, позднее почернеют. У самок мохнатые крылышки, у самцов крыльев нет. Кактусы они затрагивают сравнительно редко, но на маленьких растениях через несколько недель после посева они способны наделать много вреда. Их личинки повреждают верхушки и ростовые точки растений. Защитой от них служит распыление ДДТ.
Другие насекомые-вредители, которые иногда появляются в наших коллекциях, хотя и могут принести большие или меньшие неприятности кактусисту, но по сравнению с приведенными врагами кактусов, они редко представляют серьезную опасность. Кактусист должен был бы быть действительно недобросовестный и грешно равнодушный, чтобы допустить их размножение в коллекции в такой мере, чтобы они угрожали существованию растений.
Дело в том, что они или же очень заметны своим видом, так что почти невозможно их не заметить своевременно, или размножаются медленно, так что и менее бдительный глаз заметит их раньше, чем они успеют нанести большой вред, или, наконец, хотя некоторые их них способны действовать ,,за спиной» кактусиста скрыто и долго, но нанесенный вред — хотя бы относительно — не значителен. В качестве таких вредителей можно считать молей, муравьев, улиток, дождевых червей, личинок, тараканов и других насекомых. Защита коллекции от некоторых из них не представляет трудности, поскольку есть много средств, при помощи которых с ними можно действенно бороться. С другими же бороться очень трудно, почти невозможно. Но к счастью, большей частью они исчезают так же быстро и таинственно, как и появились. Однако бороться с ними — со всеми вредителями любимых растений — нужно всеми средствами и всеми силами.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.

Болезни и вредители кактусов


Кактусы являются многолетними растениями. Они живут долго., как деревья, десятки и сотни лет. В природе многие виды как, например Cephalocereus senilis, Carnegia gigantea, Echinocactus visnaga и другие доживают до почтенного возраста и среди них не редки даже пятисотлетние экземпляры.
Но и они не живут вечно ни в естественных условиях, ни в коллекциях, особенно в неблагоприятных условиях. Их жизнь — как и жизнь всего живого — явление временное. Временность жизни — это закон природы, в которой все изменяется и постоянно развивается.
Правда, факт, что временность всей жизни является нормальной и естественной, ничего не изменяет на том, что для индивидуума смерть — это трагедия; Индивидуум не признает неизбежности своей гибели и борется против нее изо всех сил, особенно против преждевременой гибели.
Эта борьба, правда, тщетна и в большинстве случаев живой организм должен преждевременно, то есть раньше, чем в нем могут появиться признаки истощения, отдать свое место, свое жизненное пространство другому, более молодому или более сильному организму, или же он становится непосредственным питанием, то есть источником жизни для других живых организмов. Биологические законы природы — с точки зрения интересов индивидуума совсем несправедливые, то есть обладающие кажущимся несовершенством — являются единственной возможностью, более того, единственной верной гарантией развития жизни, которая на своей наивысшей ступени дает, например, такой продукт, каким является человеческая мысль.
Этот исключительный, почти чудесный продукт нашей планеты представляет собой совершенную реабилитацию закона, по которому паразит откладывает свои яички в теле другого животного, грызун поедает растение, грызуна съедает хищник, а этого последнего — вирусы и бактерии.
Болезни и вредители представляют собой составную часть вечного круговорота природы, они являются средством, лучше сказать — методом для поддержания необходимого равновесия в природе. Понятия вредители и болезни, правда, относительны, ведь каждый живой организм является в большей или меньшей мере вредителем или иждивенцем по отношению к другому живому организму, или же почти каждое живое существо имеет своих вечных, естественных врагов.
Лишь от отношения человека зависит, считает ли он тропические джунгли ,,зеленым адом» или ,,раем земным». Тот, кто не хочет покорять первобытную природу, а только восхищается ею, видит силу и чудесную красоту жизни в каждом замшелом камне, в морщинах старых пней, в утренней росе, поблескивающей на ветках и цветах, в зове и пении птиц. Тот же, кто видит под папоротником лишь плодородную почву, в дереве — лишь дорогое сырье, в хищнике — лишь ценный мех, чувствует за каждым камнем, пнем и цветущей орхидеей лишь притаившуюся смерть. Представление о джунглях действительно неотделимо или от представления о смерти, или от представления о жизни.
Но смерть нигде не подстерегает жизнь. Смерть — это не противоположность жизни. У жизни нет никакой противоположности.
В природе с самого начала все поддерживает жизнь, преемственность которой должна сохраниться. Если бы этого не было, то и жизни бы не существовало. Она погибла бы в грудном возрасте, в пеленках рибонуклеиновой кислоты.
Правда, что биологическим законам жизни чужды такие понятия, как милосердие, жестокость, мораль или престиж. Борьба за жизнь, бесспорно, доминирует в порядке природы. Даже, если допустить, что для совершенства природы не хватает уже лишь человечности, то организатор порядка стоял бы перед дилеммой, где человечность взять. Человечность в самом благородном смысле слова является иллюзорным понятием. Сам человек пользуется им большей частью как позолотой своего поведения по отношению к ближним.
Отношение человека ко всей природе состоит в разделении всего живого на полезное и бесполезное. И человечность, эта лучшая черта человека, до сих пор не очень-то влияла на его упорную и безжалостную борьбу со всем, что не приносит ему прямой пользы. Может быть, после ликвидации самой большой проблемы — эксплуатации человека человеком — человечество убедится, что необходимо бороться с безумной эксплуатацией и истреблением природы человеком.

Во второй половине прошлого века благодаря человеку опунции попали в Австралию и, так как нашли там очень благоприятные условия своего существования, то вскоре их распространение стало серьезной угрозой для местного сельского хозяйства. Эта, неизвестная до тех пор, колючая беда распространялась с такой быстротой, что все средства, которыми располагало население для ее остановки, оказались совершенно неэффективными. Зараженными были миллионы гектаров, так что не помогал ни огонь, ни выпахивание, ни громадные ассигнования государства. Участь австралийского сельского хозяйства казалась решенной.
Тогда у кого-то возникла спасительная мысль. Причину зла следует искать в том, что у опунций в Австралии нет естественных врагов, которые есть на ее родине, — болезней и вредителей. Настала мобилизация сил на поиски вредителей этих растений на их исходных месшииш-апипл в Америке. Нашлось их несколько дюжин, и ими сразу же заразили необузданную ,,культуру» и вот — какая неожиданность! Чего не могли сделать технические средства, сделали маленькие животные. Необозримые поля опунций вскоре начали пустеть и опасное распространение суккулентов остановилось.
Но опунции в Австралии не исчезли совершенно.
Наступило природное равновесие между растениями и их вредителями, то есть природный порядок. С тех пор хотя опунции размножаются и дальше, но одновременно действует и их естественная селекция. При этой селекции отсеиваются более слабые индивидуумы, тогда как более выносливые, если выдержат суровое испытание неблагоприятных условий, то остаются живыми. Хорошие качества передаются по наследству. Индивидуумы с плохими свойствами — менее выносливые, слабые — дают меньшее потомство или вообще его не дают. В этом состоит сущность эволюции.
Участь тысяч видов кактусов в европейских коллекциях, правда, иная, хотя и здесь нельзя не видеть в их дальнейшем развитии тенденции акклиматизироваться. Условия их жизни в культурах гораздо более влажного и холодного климата не только не лучше или же хотя бы подобны тем, к которым они привыкли испокон веков, но, наоборот, хуже. В новой среде им угрожает больше болезней и вредителей, к тому же неизвестных. Наконец, и естественная выносливость этих растений ниже по сравнению со свободно растущими в природе — в особенности из-за меньшей инсоляции,— так что совершенно ясно, что в борьбе со своими естественными врагами они с первой минуты зависят от помощи кактусиста. Благодаря науке и сегодняшнему опыту защиты растений эта помощь может быть настолько эффективной, что судьба кактусов в наших коллекциях не более ненадежна, чем в естественных условиях и даже сеянцы этих растений под защитой кактусиста могут с большей уверенностью смотреть в будущее, чем на своей родине.
Правда, и кактусист не может спасти каждый кактус, зараженный болезнью или с ослабленным по какой-либо причине здоровьем. Встречаются случаи, когда не действует никакое средство и какой-либо опыт и наука беспомощны. Кактусы — это живые растения и поэтому нужно считаться с их естественной потерей. Эта потеря, правда, при заботливом и умелом уходе не должна была бы превышать полпроцента от размера всей коллекции за год.
Чтобы объяснить понятие болезнь, нужно исходить из понятия здоровье.
Растение здорово тогда, когда его организм функционирует правильно, то есть оно обладает всеми типичными признаками вида, его жизненный процесс протекает без нарушений и оно имеет способность постоянно приспосабливаться к изменениям своей среды.
Здоровье организма является гарантией существования индивидуума в привычной среде. Оно означает относительное совершенство, гармоническую совокупность свойств, отвечающих потребностям существования в ограниченном жизненном пространстве. Здоровье растения является, таким образом, его самой лучшей, необходимой сейчас, естественной защитой.
Организм заболевает тогда, когда воздействие неблагоприятных условий среды превысит меру его приспособляемости или качественно, или же количественно. Таким образом, здоровье подрывает или излишняя интенсивность, или же резкость неблагоприятных воздействий, или их хотя и слабое, но слишком длительное воздействие.
В результате заболевания в жизненном процессе организма наступают изменения, которые могут привести к серьезным функциональным нарушениям, а также и к органическим нарушениям отдельных органов. Каждое заболевание вызывает в организме реакцию. По признакам можно сделать предположение о причине заболевания и в зависимости от этого потом начать лечение.
Причины заболевания растений — и кактусов в том числе — бесчисленны и разнообразны. Кроме физиологических заболеваний, которые могут непрямо вызвать заражение растения другой, собственной болезнью, мы можем болезни растений разделить на две группы, а именно в зависимости от того, будут ли их возбудителями микроскопические паразиты, или животные вредители.
Физиологические заболевания кактусов в коллекциях возникают большей частью по вине человека. Условия жизни кактусов, идет ли речь об оконной, парниковой или тепличной культуре, создает кактусист в зависимости от своих возможностей, а не в соответствии с физиологическими нуждами этих растений, хотя нет сомнений, что он всемерно стремится сделать все, чтобы удовлетворить требования своих питомцев.
Приспособляемость большинства видов этих теплолюбивых растений хотя и значительна, но все же не безгранична. Причиной зла является, правда, то, что крайних границ приспособляемости кактусов никто точно не знает, лучше сказать, вообще не возможно определить отчетливую границу между область о их приспособляемости и стадией заболевания. Например, потеря типичного густого или мощного опушения, побледнение кожицы, незначительная деформация ребер и т. д. не являются еще действительным заболеванием, а лишь приспособляемостью к влияниям среды. С другой стороны, в более широком смысле слова является физиологическим заболеванием и тот факт, что растение в зрелом возрасте не цветет, не дает плодов или семян.
Приспосабливаясь, растение истощается, теряет свою жизненную энергию и выносливость. Стремление к самосохранению сильнее всего — жизнь дорога и стоит того, чтобы за нее поплатиться красотой и силой, даже дегенерацией. Однако физиологическое заболевание — это начало конца, хотя конец можно значительно отдалить.
В то время как здоровое растение мужественно противостоит болезням и вредителям, ослабленное и истощенное — рано или поздно станет их жертвой. В первую очередь грозит опасность накопления ошибок ухода, начиная неподходящим размещением растений вплоть до их неправильного полива.
Предотвратить физиологические заболевания кактусов можно, если знать причины или же факторы, которые оказывают непосредственное влияние на здоровье растений. К ним относятся:
1. климатические факторы — свет, тепло, вода, воздух;
2. эдафические (почвенные) факторы — физический и химический состав почвы;
3. физиографические факторы — высота над уровнем моря.
По главным признакам недостатка или избытка упомянутых факторов, вызывающих заболевание кактусов, можно многое прочитать, а в большинстве случаев и принять нужные меры в интересах улучшения состояния здоровья растений. Речь идет чаще всего о влиянии недостатка или избытка света, низкой или высокой температуры, качества воздуха, недостатка или избытка воды, далее о влиянии физических или химических свойств почвы, в особенности о влиянии почвенной реакции и, наконец, о влиянии недостатка или избытка в почве питательных веществ, микроэлементов и т. д.
Если воздействие упомянутых факторов не было слишком резким или же не длилось еще слишком долго, то растению можно вернуть здоровье путем простого устранения неблагоприятных воздействий, то есть причин заболевания. В таких случаях бывает достаточным обычно перенести растение на более подходящее место, усилить проветривание или повысить температуру в помещении, или же пересадить растение в более подходящую почвенную смесь. Например, покраснение кожицы в результате солнечного излучения или же слабой простуды, или побледнение кожицы из-за недостатка света растение переносит без серьезного ущерба для здоровья, особенно, если кактусист вмешается вовремя. Точно так же и остановка роста после частичной потери корней в неподходящей земле не окажет вреда, если растение будет своевременно залечено и пересажено.
Гораздо труднее лечить растение, физическое заболевание которого достигло прогрессирующей стадии и даже вызвало серьезное повреждение или же и потерю важных органов.
Совершенное истощение организма растения в результате постоянного содержания в сухой почве во время вегетационного периода или, наоборот, в результате зимовки во влажной и холодной среде, или же в слишком теплой приводит, как правило, к серьезным деформациям или даже к полному прекращению его жизнедеятельности. Такие же последствия наблюдаются при культивировании растений в почве, бедной минеральными веществами, или с недостатком некоторых микроэлементов, или же с избытком азота. В таких случаях попытка вернуть растению здоровье является больше оживлением, чем лечением.
Еще худшее состояние наблюдается у растения после сильного ожога или частичного обморожения, которые растение редко переживает, а если переживет, то навсегда остается изуродованным.
При заботливом уходе и постоянном наблюдении ничего этого не может случиться. Каждое ржавое пятно на зеленой кожице или слишком сильное корообразование, внезапное прекращение роста, исчезновение блеска кожицы, редукция шипов — все это является достаточным и еще своевременным предупреждением об опасности. Кактусист сам должен найти ошибку. Большей частью это ошибка в уходе. Рассмотрим несколько подробнее причины некоторых ошибок ухода, которые в общем встречаются чаще всего.
Дегенерация растений происходит при постоянном их культивировании из поколения в поколение в условиях, которые противоречат естественным. Хотя основные их жизненные потребности в сущности и удовлетворены, так что их жизни не угрожает опасность, но постоянно имеющиеся неблагоприятные обстоятельства препятствуют им в достаточной мере использовать для обеспечения своего существования, а также своего потомства, некоторые свои естественные качества и способности. В результате этого они теряют важные и ценные свойства рода и вида, а чем дальше, тем в большей мере обнаружив нот признаки физиологических нарушений, нерегулярности и аномалий. К дегенерации приводит, например, постоянное размножение кактусов отпрысками, к тому же еще от неполовозрелых материнских растений. Не удивительно, что растения, которые когда-то обильно цвели, после полутора столетий вегетативного размножения ,,отучились» цвести, но зато уже с молодого возраста дают ,,деток».
По упомянутым причинам нужно всемерно стремиться выращивать кактусы из семян, хотя бы уж из-за красоты и богатого цветения, не говоря о других хороших качествах. Правда, нужно добавить, что отпрыск растения, которое выращено из семени еще совершенно равноценен материнскому растению, но последующие поколения, размножаемые далее вегетативно, становятся все более неполноценными.
Истощение кактусов не представляет собой редкого явления. Хотя почва их содержит все необходимые питательные вещества, но в недостаточном количестве, в результате чего растения в буквальном смысле слова голодают. И хотя в их развитии не наблюдается никаких особых отклонений (пожелтение и т. п.), но растут они заметно медленнее, хиреют и не цветут. Они здесь экономят запасы питательных веществ, то есть приспосабливаются к ситуации. Они бы и росли, и цвели, да не из чего. Похожее явление встречается и тогда, когда почва растений хотя и богата питательными веществами, но во время вегетационного периода растения слишком мало поливаются. Дело в том, что растения способны брать из почвы питательные вещества лишь с помощью воды.
Если почва кактусов содержит достаточно питательных веществ, но в ней не хватает хотя бы одного вещества или элемента, то в развитии растения наблюдается заметная нерегулярность.
Недостаток азота отражается в недостаточном росте и в пожелтении, в незначительном или совсем прекратившемся образовании отпрысков, в необразовании бутонов или же в их преждевременном опадении. У кактусов это случается редко.
Недостаток фосфора является причиной слабой продукции цветков и плодов, или же опоздания времени цветения. И окраска хлорофилла становится заметно?ярче (то есть, явление, обратное пожелтению или побледнению), но рост полностью прекращается.
Недостаток калия вызывает деформацию габитуса растения, развитие цветов и плодов отстает. Растение теряет свою устойчивость к болезням и вредителям и в конце концов гибнет.
Недостаток кальция также снижает сопротивляемость растения против неблагоприятных влияний среды, вызывает редукцию шипов, причем неблагоприятно воздействует на развитие и деятельность почвенных бактерий. В практике, однако, абсолютного недостатка кальция в почве не встречается.
Недостаток магния вызывает пожелтение зелени хлорофилла. Корни растений остаются короткими, утолщаются и при этом отстает образование всасывающих корешков, так что растения голодают и истощаются.
Недостаток бора влечет за собой отставание развития корней, необразование бутонов, то есть слабое цветение, а также и неоплодотворение цветков.
Недостаток марганца вызывает пожелтение растений в форме продольных пятен, причем некоторые части стебля сохраняют первоначальную зелень. Растения теряют корни, становятся чувствительными и, наконец, рост их останавливается.
Недостаток железа вносит большой вклад в желтуху — так называемый хлороз — растений.
Избыток азота вызывает резкое усиление роста, если растение в других отношениях здорово. В результате этого ткани становятся редкими и чувствительными к изменению климатических факторов и вообще склонными к заболеваниям. Особенно бросается в глаза медленное развитие шипов. Например, у белых мамиллярий, стебель которых был не виден, из-за все более редких шипов на торчащих мамиллах он становится виден.
Недостаток света вызывает деформацию и ослабление стебля растения. Признаки такие же, как и в случае избытка азота. Ткань становится редкой, кожица — тонкой. Одновременно кожица теряет свою типичную яркую окраску. И шипы становятся короче и тоньше, а цветение отстает.
Избыток света вызывает покраснение кожицы, особенно на молодых частях стебля. Недозревшая, редкая ткань может сгореть. Более сильный ожог вызывает серьезные нарушения в жизненном процессе растений, иногда и их гибель. Если и удастся спасти растение, то оно останется искалеченным и изуродованным.
Загрязнение воздуха, особенно газы и дым очень вредны для здоровья растения, не говоря о том, что пыль и грязь, откладывающиеся на растениях, уменьшают и их красоту. Грязь может вызвать и серьезные нарушения в их жизненном процессе, поскольку она неблагоприятно влияет на ассимиляцию и газообмен.
Низкая температура опасна прежде всего во влажной среде. Она вызывает загнивание корней и поддерживает распространение грибковых заболеваний. Серьезную опасность представляет и простуда растений, особенно, если они до этого не были приучены переносить изменения температуры, то есть не были закалены. Признаки первой стадии простуды и обморожения похожи на последствия ожога сильным солнцем: кожица растений порозовеет, покраснеет или станет коричневой. Обморожение или замерзание некоторых органов растения в результате образования кристалликов льда внутри стебля приводит к разрушению клеток, которые после оттаивания гниют.
Биологическая точка замерзания у теплолюбивых растений колеблется около физической точки замерзания, но у некоторых североамериканских кактусов она наступает уже при 5 °С, что представляет единственное и исключительное явление в растительном царстве! Высокогорные виды кактусов хотя и переносят сухой мороз, но в культуре нецелесообразно испытывать крайние границы их выносливости. Те же самые растения, которые однажды без ущерба перенесли падение температуры и ниже точки замерзания, в следующем году могут замерзнуть уже при О °С !
Сухой воздух, особенно в вегетационный период, вызывает замедление развития растений, опадание члеников (особенно у эпифитных видов) и отпрысков, а также и бутонов. Виды, которые любят полутень, особенно страдают от недостаточной влажности воздуха при одновременном сверхмерном освещении. Не помогает и увлажнение почвы поливом. В критический период жары нужно разбрызгивать воду распылителем и несколько раз в день I В ветренные дни растения нужно оберегать от сквозняка и лучше затенять.
Влияние физиографических факторов кактусист вынужден почти игнорировать. Имитировать, например, воздействие постоянной высоты над уровнем моря в низко расположенных географических местоположениях никак невозможное точно так же и высокую инсоляцию высокогорных массивов, где солнечные лучи проходят через значительно более разреженный слой воздуха. Немного помогает имитация хотя бы вторичных — хотя и не менее важных — влияний 3000—5000-метровых высот, а именно: чистого воздуха, разницы между дневной и ночной температурой, тумана и росы и т. д.
Поскольку ослабление или заболевание кактусов вызывается несоответствием между средой и их требованиями, то самым действенным средством для их защиты являются профилактические меры предотвращения физиологических заболеваний. Создать благоприятные условия для здорового роста и развития растений означает одновременно и защиту их от болезней и вредителей. Завершением этого является и постоянная и тщательная гигиена всей коллекции.

Правда, полностью исключить возможность заражения коллекции кактусов паразитами невозможно.
С одной стороны, в культуре — особенно под стеклом — где на небольшой площади сосредоточены сотни экземпляров различных видов кактусов, чрезвычайно трудно удовлетворить все — более или менее различные — требования этих растений, а тем более гарантировать, чтобы ни одно из них не стало в большей или меньшей мере склонным к заболеванию. С другой стороны, зародыши болезней или животных—паразитов носит каждое дерево, каждый уголок сада и здания, то есть возбудители болезней кактусов находятся почти везде вблизи коллекции и постоянно ждут своего часа.
Болезни и вредители кактусов являются преимущественно и болезнями и вредителями растений в наших климатических условиях. Это облегчает их появление в наших коллекциях кактусов, но, с другой стороны, это облегчает и борьбу с ними, поскольку при преодолении болезней и вредителей кактусов можно использовать опыт и оправдавшие себя методы защиты наших полезных растений. Возбудителями болезней кактусов иначе являются микроскопические паразиты — вирусы, бактерии и грибы, тогда как в качестве вредителей кактусов можно назвать животных паразитов — глисты, клещи и вредные насекомые.
Болезни кактусов, которые затрагивают прежде всего посевы и культуры молодых сеянцев, тогда как более выносливые и зрелые растения поддаются им реже, распространяются путем инфекции — заражения. Их возбудители присутствуют везде, но для того, чтобы они вызвали заболевание растения, необходимо наличие нескольких обстоятельств и определенных оптимальных условий. Чрезвычайно им благоприятствует влажность и умеренно теплая среда закрытого и непроветриваемого пространства, далее тень или полутень.
Такие климатические условия бывают главным образом в плохо расположенных теплицах, особенно односторонних, а также и в тепличках, помещенных на недостаточно освещенных балконах, где воздействие постоянной влажности не уравновешивается частой сменой воздуха. На таких местах растения бывают в результате воздействия многих неблагоприятных климатических факторов ослаблены, страдают в большей или меньшей мере физиологическим заболеванием, так что их заражение прежде всего грибковыми заболеваниями является естественным следствием обстоятельств. И, наоборот, в хорошо проветриваемых теплицах или парниках, расположенных на открытом пространстве, где в течение всего года преобладает благодарное влияние солнца — не говоря уж о культуре под открытым небом — кактусист лишь изредка встречается с опустошением, вызванным в его коллекции грибковыми заболеваниями. Для профилактической защиты кактусов от болезней хорошо служит и так называемая ,,жесткая» культура суккулентов, что представляет собой противоположность стимуляции их роста при помощи азотных удобрений или навоза или же слишком питательной земли при одновременном предохранении их от воздействия солнца, свежего воздуха, росы и т. д. Большим недоброжелателем грибковых заболеваний кактусов являются и большие колебания между величиной дневной и ночной температуры, которые одновременно оказывают благоприятное влияние на здоровое развитие преобладающего большинства видов этих растений.
Задача кактусиста состоит в том, чтобы предотвращать болезни. Но если они и вопреки этому возникнут, то не остается ничего иного, как сразу же начать с ними борьбу. В первую очередь нужно уметь определить вид заболевания или же хотя бы уметь различить, заражено ли растение микроскопическими паразитами, то есть речь идет о болезни в более узком смысле слова, или же растение заражено животными вредителями.
К сожалению, заражение растений микроскопическими паразитами, чаще всего грибком, которое кончается гниением — особенно у молодых сеянцев — протекает почти без признаков. Когда же признаки болезни становятся заметны, то большей частью болезнь уже достигла высокой стадии и спасение растения становится проблематичным.
Тело гриба-паразита, вызывающего так называемые микозы растений, состоит из таких тонких волокон, мицелиев (грибницы), что их распространение в тканях растений или на поверхности стебля простым глазом едва ли можно заметить. Поскольку грибы лишены хлорофилла и сами поэтому не ассимилируют, то они вынуждены питаться за счет живых (паразиты) или отмерших (сапрофиты) организмов. Растение беззащитно против переплетения распространяющегося мицелия, а точно так же и ничего не подозревающий кактусист. Наконец, когда зараженное растение внезапно отмирает и начинает гнить, кактусисту остается лишь быстро изолировать здоровые растения коллекции от зараженных и воспрепятствовать дальнейшему распространению болезни.
Существует бесчисленное количество грибковых заболеваний кактусов.
В зависимости от характера их возбудителей они иногда отличаются друг от друга. И явления, сопровождающие болезнь, не бывают всегда одинаковыми. Однако почти каждая болезнь кульминирует и кончается гнилью растения, вне зависимости от того, будет ли признаком ее постепенное размягчение или водянистость растения или же распространение желтых, коричневых и свинцово-серых гнилостных пятен на растении вплоть до его окончательной гибели. Гниение может охватить растение и от корня, шейки или от верхушки. Сам процесс гниения — последней стадии болезни — может протекать быстро или медленно, что имеет решающее значение с точки зрения возможного лечения болезни. Дело в том, что если заражено взрослое, более крупное растение, то можно попытаться спасти его путем вырезания зараженного участка стебля и дезинфекции раны и после ее засыхания путем укоренения или прививки растения. Иначе действенным средством лечения или же воспрепятствования распространению грибкового заболевания является опрыскивание зараженных растений химическими и в первую очередь медянистыми препаратами как, например, „Куприкол», бордоская жидкость, или сульфитными препаратами как, например,,,Полибарит», ,,Суликол», „Сулка» и т. д. Иногда случается, что растение само способно изолировать болезнь в своем организме и регенерировать. Меньше всего надежды на спасение зараженных молодых сеянцев, особенно в возрасте нескольких недель, из-за густоты расположения маленьких растений. Если инфекция замечена нами вовремя, то очень хорошо помогает посыпать посев препаратом „Хинозол» или опрыскать розовым раствором марганцовки. Правда, никогда не лишне в достаточной мере подчеркнуть значение профилактики, к которой относится дезинфекция почвы для кактусов перед посевом (,,Аргоналсс,марганцовка и т. д.).

Точное определение грибкового заболевания не имеет для кактусиста—любителя, по сути дела, большого значения, по крайней мере — не решающего. Однако полезно знать хотя бы те инфекции, которые в наших климатических условиях встречаются чаще всего. К ним относятся :
Phytophthora omnivera (cactorum) мягкая гниль, которая нападает в первую очередь на молодые растения и особенно сеянцы. На зараженной части растения появляются пятна бело-серой плесени. Когда они появляются, стебель растения, как правило, изнутри уже гниет.
Защита: загнивающие части более крупных растений нужно вырезать вплоть до здоровых тканей, дезинфицировать хйнозолем или же засыпать порошком древесного угля. Зараженные сеянцы необходимо устранить и уничтожить.
Helminlhosporium cactivorum — гниль, заражающая нижние части растений — шейки, в местах, где они соприкасаются с землей. Оттуда она распространяется по всему стеблю зараженного экземпляра. Признаком болезни являются темные, стекловидные пятна, под которыми ткань уже размягченная, потому что гниет. В ходе Оолезни растения переворачиваются на бок.
Защита: как и в случае фитофторы, или же протравливать семена и проводить профилактическое опрыскивание препаратами меди. В сухой среде эта болезнь встречается редко.
Botrytis cinerea — серая гниль распространяется прежде всего через открытые раны на кожице растений, но может заразить и экземпляры со здоровой кожицей, обычно во влажной среде. Болезнь узнается по коричнево-серому до зелено-серого налету на верхушках растений. Под налетом ткань растений размягчается и гниет.
Защите: как и в предыдущих случаях. Лучшей профилактикой является жесткое содержание растений и частое проветривание.
Fusarium oxysporum является гнилью сосудистых пучков, распространяющаяся от нижних частей растения. Признаками ее являются серые до красноватых пятна, внутри стебля ткань становится коричневой и загнивает.
Защита: профилактика в виде жесткого содержания в почве, бедной азотом. Зараженные части взрослых растений надо вырезать, дезинфицировать спиртом и засыпать порошком древесного угля. После вы-лечения растения можно снова укоренить.
Gloeosporium opuntiae — сухая гниль, заражает главным образом опунциевидные кактусы. Узнать ее можно по темно-коричневым пятнам с желтоватыми краями, которые распространяются по кожице растений. Позднее пятна сливаются. Под пятнами ткань сохнет и трухлявеет, но во влажной среде зараженные членики могут и гнить.
Защита: опрыскивание препаратами меди или шестипроцентным раствором бордоской смеси, а также и отрезание зараженных члеников.
Кроме упомянутых грибковых заболеваний кактусов существуют и десятки других, которые периодически могут встречаться в коллекциях кактусов. Они распространяются главным образом с зараженных деревьев, виноградной лозы, зерновых и бобовых, а также и с декоративных растений. Их признаки являются такими же или несколько отличающимися от признаков упомянутых болезней. Для кактусиста они означают, в сущности, то же самое. Всех нужно опасаться, а их возможное появление своевременно ликвидировать или путем изоляции, или же путем уничтожения зараженного растения, а также дезинфицировать место и особенно почву, где они обнаружены. Пожалуй, единственной неопасной или же весьма мало опасной грибковой болезнью кактусов является черная плесень, которая поселяется и распространяется на ареолах и шипах мексиканских видов, прежде всего мамиллярий. Она похожа на сажу и возникает на загнивающих сахаристых плодах, или же и на сахаристых выделениях тлей, встречающихся на этих растениях. Она никогда не проникает в ткани растений, но вредна тем, что закупоривает поры кожи и прежде всего сильно уродует растение.
Хорошим средством предотвращения грибковых заболеваний в коллекции кактусов является дезинфекция почвы для кактусов за три недели до посадки растений двухпроцентным раствором 40 % формалина. Целесообразно также добавить в почвенную смесь толченый древесный уголь, который является большим врагом грибков.
Иначе, появление грибковых заболеваний в коллекции кактусов является настойчивым требованием, чтобы мы проверили, не страдают ли растения коллекции физиологическим заболеванием в результате неправильного ухода, не слишком ли они изнежены и ослаблены из-за воздействия неблагоприятных климатических и эдафических факторов. Без устранения неблагоприятных влияний среды и борьба с болезнями кактусов является лишь половинчатой мерой.

К микроскопическим паразитам растений относятся и различные вирусы и бактерии. Вопреки тому, что они являются возбудителями многих опасных заболеваний культурных растений, можно сказать, что проблематику болезней кактусов они не слишком расширяют. С одной стороны, потому, что кактусы обладают сравнительно хорошей устойчивостью по отношению к вредным бактериям и вирусам, так что они им редко поддаются, а с другой стороны, потому, что против бактерийным и особенно вирусным заболеваниям, которые все-таки иногда встречаются у кактусов, у нас нет пока действенных защитных средств.
Вирусы — это самые мелкие микроорганизмы, размеры которых составляют всего несколько десятков миллионных долей миллиметра. Чаще всего они переносятся при вегетативном размножении растений, но и соком зараженного растения, например при прививке. Иногда заразу переносит сосущее насекомое. По признакам заболевания трудно определить, что заболевание вызвано вирусом. Зараженные растения хиреют, сморщиваются и теряют свою первоначальную яркую окраску, они очевидно страдают и на высшей стадии болезни постепенно отмирают. Типичным признаком вирусного заболевания является нерегулярное развитие молодых мамилл у бородавчатых видов кактусов, особенно у мамиллярий и пародий. Верхушки зараженных растений развиваются так же, как и у кристатных форм, но в отличие от них бородавки не развиваются регулярно вбок (гребенчато), а образуют какие-то неправильные узлы. Часто вирусное заболевание сопровождается светлыми пятнами, которые постепенно распространяются по поверхности стебля заболевшего растения.
Растения, на счет которых у нас возникло подозрение, что они заражены вирусным заболеванием, нужно изолировать от остальных растений или же перенести на безопасное расстояние от места расположения коллекции, и там попытаться лечить их всеми средствами дезинфекции и пересадкой в новую здоровую землю. Это полезная мера, потому что вопреки упомянутым признакам, может оказаться, что это другое, например физиологическое, заболевание.
И бактерии тоже являются мелкими микроорганизмами, но их размеры составляют несколько тысячных долей миллиметра и их можно, поэтому, наблюдать под микроскопом. В стебель растения они проникают через ранки или поры. Они выделяют ферменты, разрушающие стенки клеток или же так называемые токсины, которые умертвляют клетки живой ткани. В результате воздействия раздражающих и ядовитых веществ, выделяемых ими в теле хозяина, в зараженных органах растений возникают опухоли и болезненные утолщения, вызывающие постепенную деформацию стебля растения, а наконец, и его гибель.
Такие явления в наших коллекциях являются единичными из-за упомянутой устойчивости кактусов к бактерийным заболеваниям. Поэтому с точки зрения защиты этих растений ими можно практически полностью пренебречь.
Скорее можно говорить о большей или меньшей роли различных бактерий в процессах загнивания стеблей кактусов в результате их заражения грибковыми заболеваниями, поскольку гниение живого организма почти немыслимо без участия бактерий. Правда, невыясненное, но вероятное соучастие бактерий в процессе гниения растений является лишь сопровождающим явлением, так что оно имеет лишь второстепенное значение.

Насекомые-вредители по своему коварству и последовательной разрушительной работе, производимой ими на зараженных растениях, сравняются с микроскопическими паразитами. Их появление в коллекции без своевременного вмешательства кактусиста кончается так же, как и в случае грибковых заболеваний — болезнью и в конце концов, гибелью зараженных экземпляров. Одновременно заражение распространяется с растения на растение. По сравнению с грибковыми заболеваниями пагубное воздействие вредителей более медленно. Заразу можно заметить на пораженном растении еще вовремя, обычно еще на первой стадии заражения. Благодаря этому обстоятельству в большинстве случаев эффективную борьбу с ними можно начать еще тогда, когда растениям нанесен незначительный вред, или же почти никакого. Разумеется, больше всего зависит здесь от зоркости и бдительности кактусиста. Вредителей можно заметить невооруженным глазом или же предполагать их присутствие по признакам, которые его сопровождают. Борьба с ними не всегда проста и не всегда одинаково эффективна. Благодаря современным химическим препаратам для защиты растений ликвидация некоторых вредителей является вопросом одного или двух опрыскиваний. Но иногда борьба с вредителем бывает упорной и затяжной, технически сложной и не всегда с обнадеживающим результатом.
Хотя насекомых-вредителей кактусов довольно много, но все же их несравненно меньше, чем микроскопических паразитов. Можно сказать, что они известны все без исключения, причем наличие их можно почти с уверенностью обнаружить по признакам их присутствия. Это не трудно. Существенную роль в этом играет опыт и практика.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.