Кактусы в коллекциях


Вопреки большой приспособляемости кактусов к условиям жизни на их родине, в новой среде, куда человек их перенес, они остаются неизменными. Пересаженные с огромной площади одной части света на площадь нескольких квадратных метров теплицы или окон, они в полном объеме сохраняют свои прежние свойства и характер. С точки зрения коллекционирования это их самая ценная черта, поскольку коллекция кактусов представляет, таким образом, в самой тесной близости от человеческого жилья кусочек настоящей экзотической природы.
Кактусист стремится к тому, чтобы его кактусы остались точно такими, как на своем исходном местообитании. В этом случае они наиболее ценны, а одновременно и наиболее красивы. Никакое искусственное вмешательство, никакое облагораживание не может усилить ни их природную красоту и благородный вид, ни бархатистость их цветов.
Так что понятно, что среди кактусистов ценятся только настоящие, естественные, т. е. ,,чистые» виды. Гибриды, возникшие в результате опыления разных видов, имеют примерно такую же ценность, как у филателистов поврежденные или фальшивые марки. Есть, правда, и исключение, без которого нет правила, — это эпифиллумы и зигокактусы, с самого начала подвергавшиеся гибридизации из-за хороших свойств гибридов, в особенности ради их прекрасных цветов. Однако, кроме этих эпифиллумов, гибридизация в кактусоводстве — ,,игра не по правилам». Да это и совершенно излишне, так как в разведении кактусов такие аспекты, как, например, получение большей урожайности, сахаристости, лучших вкусовых качеств плодов и подобные доводы не заслуживают внимания. Исследования и эксперименты селекционеров при скрещивании полезных растений имеют огромное значение, но при разведении кактусов подвергаются всеобщему большому осуждению.
Представим себе, что бы произошло, если бы каждый кактусист вывел путем гибридизации лишь один новый кактус, а последние бы снова скрещивались с первоначальными видами и новыми гибридами! Для описания всех известных до сих пор видов кактусов Бакебергу потребовалось шесть объемистых томов книг, но с бесконечным количеством гибридов не справился бы никто. Характеристические признаки отдельных видов постепенно терялись бы, и в беспорядочном хаосе подлинные виды в коллекциях постепенно бы исчезали. Сначала учет видов, а потом и родов стал бы ненужным, а постепенно потеряло бы свое значение и само кактусоводство. Невыразительные и бесценные кактусовые гибриды свелись бы до уровня декоративных растений, причем в этой роли они бы и не продержались, поскольку кактусы очень плохо переносят постоянное расположение в квартирах вне окон. Если любитель цветов и селекционер-цветовод хочет создавать новые виды декоративных растений путем опытов по гибридизации, то пусть он изберет для этого георгины, розы, гвоздику или гладиолусы, а из кактусов — только зигокактусы и эпифиллумы. У упомянутых видов при скрещивании имеются неограниченные возможности и перспектива больших успехов.
В кактусоводстве самое большое искусство состоит именно в том, чтобы сохранить ценные естественные виды в коллекциях в их первоначальном состоянии. Здесь необходимо заметить, что половое размножение кактусов из семян так, чтобы отдельные виды сохранили свою чистоту, требует по меньшей мере столько же фантазии и способностей кактусовода, как и гибридизация, не говоря уж об ответственности.
Сохранение и постепенное расширение коллекции кактусов предоставляет кактусисту широкие возможности для применения собственного творчества, вкуса и индивидуальности. Ведь определенно не найти двух коллекций, одинаковых по содержанию и оформлению, или же виду.
При расположении коллекции кактусов решающими являются интересы и нужды растений в соответствии с различной требовательностью видов к количеству света, воды и т. д. Это не означает, однако, что размещение коллекции не должно учитывать эстетическую точку зрения. Как раз наоборот: формирование групп в соответствии с общим происхождением растений является таким решением, которое отвечает как интересам коллекционера, так и его подопечных в максимальной степени. Так как из одних и тех же местообитаний обычно происходят наряду с шаровидными, или же низкорослыми видами и стройные цереусовые виды, то, сгруппировывая их подходящим образом, можно избежать нежелательного однообразия. И лишь от кактусиста зависит, подчеркнет ли он красоту своей коллекции, поддерживая в ней образцовую чистоту.
Идеалом красоты среди кактусов считается в совершенстве развитое импортированное растение. В самом деле, вырастить в наших климатических условиях из семян и сеянцев развитые в совершенстве, зрелые экземпляры кактусов, которые своим видом и прежде всего своими колючками похожи на импортные, выросшие под жарким солнцем своей родины, — это самая большая похвала труду, знаниям и квалификации кактусиста. Правда, условия в наших окнах и теплицах по сравнению с исходными, действительно, не будет преувеличением считать довольно невыгодными.
И все же, кто хоть однажды видел кактусы в ботаническом саду в Праге или в городском питомнике в Брно, выращиваемые такими специалистами, как Шубик и Флайшер, но и частные коллекции наших ведущих кактусистов, например доктора Шютца из Брно, Войты из Пардубиц, инженера Пажоута из Праги или Садлона из Трнавы, тот и вопреки невыгодности нашей географической широты, признает, что у чехословацкого кактусоводства есть реальные предпосылки для достижения наилучших результатов.
Успехи наших лучших кактусистов подтверждают, что очень мало таких видов кактусов, которые бы наши коллекционеры-любители — правда, более подготовленные и опытные — должны были бы наперед вычеркнуть из списка видов, которые можно у нас выращивать. Пожалуй, это лишь некоторые мелокактусы и особенно дискокактусы, опыт культивирования которых у нас пока более или менее неуспешен. Правда, это виды, которые, благодаря своей чувствительности, вызывают наибольшие опасения, и содержание которых в коллекциях предъявляет максимальные требования к способностям кактусистов. И в самой совершенной оранжерейной культуре лишь с большим трудом можно имитировать природные условия тех стран, откуда они происходят, поэтому их зрелые экземпляры в коллекциях возбуждают большое уважение и признание во всей Европе.
Но ни одному кактусисту не стоит сожалеть об этом, особенно не начинающему. Наоборот, лишь полезно, что и самые опытные какту-систы могут ставить перед собой все более высокие цели. Даже, если бы их стремление исходило из честолюбия, и так оно означает постоянное движение вперед, вклад в дело разведения кактусов, а, в конечном результате, и в науку.
Из предыдущей практики разведения, из теоретических данных, а также и из познания климатических условий местообитаний кактусов известно, каковы требования отдельных родов или видов к количеству тепла, света, воды, составу почвы и т. д., которые необходимо в коллекции удовлетворить. Это не законы, но не менее важные правила, которыми необходимо руководствоваться, чтобы растения имели здоровый рост и богатое цветение. Правда, у каждой коллекции свои условия и возможности, и поэтому в общем было бы даже невозможно эти предписания выполнить на сто процентов. Кактусист не измеряет, однако, люксы, калории, кубические миллиметры и тому подобные единицы, и самым надежным правилом для него является чувство, ведь кактусоводство — это, в конце концов, искусство.
Кактусисту хорошо известны удельные величины единиц, выражающие силу или количество факторов, гармоническое взаимодействие которых является основой красоты его растений, вплоть до показателя рН, выражающего химическую реакцию почвы. Но он обратится к ним лишь с отчаяния, если у него неудачи, что означает, что его ,,нюх» его подвел. В этом случае он испытывает все химические и физические средства, действительные или кажущиеся воздействия которых могли бы изменить положение или принести улучшение, изучает литературу, ищет рецепты, пока, наконец, разочаровавшись в ,,чудесных» свойствах этих средств, он не обнаружит, что гарантией успеха в уходе за его любимцами является абсолютная гигиена всей коллекции, начиная землей и кончая воздухом, много солнца, летом — тепла и чистой воды и все это в умеренной дозе. Когда мартовское солнце в течение нескольких дней превратит холодную’ зиму в теплую весну, когда среди жаркого лета неожиданно придут холодные дожди или, если после безнадежно хмурого октября снова наступят солнечные и теплые дни, то здесь нечего мерять и не о чем размышлять. В какой степени покрыть известью стеклянные крыши, чтобы резкие солнечные лучи не обожгли изнеженных зимним отдыхом растений, в какой степени летом уменьшить жаркую влажность в теплице, или, наоборот, установить двери и отверстия для ночного проветривания и все остальное — это должен знать кактусист по опыту, т. е. почувствовать. «Кактусист должен в совершенстве знать жизнь и „привычки» своих отзывчивых, но и капризных ,,колючек», чтобы уметь в правильной мере и в подходящее время дать все, что им нужно для жизни, еще и ночную росу, периодически устраивая им душ или разбрызгивая влагу в виде тумана.
Уметь в нужную минуту самостоятельно принимать решения, иногда и импровизировать, уметь почувствовать потребности и угадать дозу, чтобы коллекция успешно развивалась — в этом и состоит искусство кактусиста.
Но если человек искренне любит свои растения, то все это не такое уж большое искусство…

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.