Из истории коллекционирования кактусов


Из первых кактусов, попавших в Европу случайно в качестве подарков, памяти или „трофея» из дальних стран, в окне какого-нибудь владельца иногда сосредоточилось и несколько экземпляров. Так, совершенно случайно, без умысла коллекционировать возникла маленькая коллекция, ставшая основой последующего размножения и культивирование кактусов. Имя первого коллекционера нам неизвестно. На Иберийском полуострове новое увлечение не пользовалось большим вниманием, так что здесь мы и не нашли никаких письменных свидетельств об основании коллекций кактусов. Эти коллекции не могли быть значительными даже вопреки идеальным возможностям юго-западной Европы, поскольку ни Испания, ни Португалия и сегодня не представляют собой настоящего рая для коллекционирования кактусов.
В более пасмурном климате северо-западной или центральной Европы чужеземный цветок более заметен и его красота более впечатляюща. Поэтому не удивительно, что первое письменное сообщение об увлечении кактусами принадлежит Матео Л обелю и относится к 1570 году. Некий лондонский аптекарь по имени Морган имел несколько видов кактусов и выращивал их для собственного удовольствия.
Постепенно эти растения, а наконец, и небольшие коллекции все чаще стали появляться в окнах жилищ, прежде всего замков и монастырей, и однажды окно для группы кактусов становится тесным и возникает настоящая коллекция. Росло и количество коллекций, которые вскоре привлекли внимание ботаников. Отдельным видам нужно было дать название, описать их и поставить на соответствующее место в растительном мире.
Но прошло немало времени, прежде чем они получили в нем постоянное и окончательное место под названием семейства Cactacae. Число видов всех растений на земном шаре огромно. Немало усилий было нужно приложить, чтобы получить о них полное представление и создать современную систематику растений. Наблюдение за растениями приносило все новые и новые сведения. Число известных видов растений возрастало, так что со временем отдельные системы, дающие их обзор и дающие о них представление, и даже названия отдельных видов растений должны были часто меняться. На этом поле далеко идущее значение имеет труд Карла Линнея, великого шведского ботаника, инспектора ботанического сада в Упсале (1707—1778). Он ввел так называемую бинарную номенклатуру, являющуюся основой современной систематики растений и животных. Каждый вид получает двойное наименование, причем первое означает название рода (genus), а второе — вида (species). Линней первый выделил в своей системе род Cactus, объединив в нем известные ему 24 вида кактусов.
Правда, было бы неправильно предполагать, что двести лет назад европейские коллекции кактусов состояли лишь из такого небольшого числа видов. Линней, являясь жителем северного государства, не мог иметь полное представление о тогдашних коллекциях этих растений в Европе. Со времени Моргана до начала 18 века в Европу попало много видов, сменявшихся в коллекциях. Более нежные виды в новой обстановке,несомненно,жили не долго,более устойчивые жили дольше, и не подлежит сомнению, что снова и снова привозимые виды не всегда были теми же самыми. До того времени, когда Линней зарегистрировал свои 24 вида, — при этом виды тогда понимались в более широком смысле, чем сегодня,— пришло, таким образом, на наш континент гораздо больше видов. От большинства из них, понятно, не осталось и следа.
Первый крупный размах в разведении кактусов произошел в первой половине 18 века, примерно в 1700—1740 гг. Здесь уже можно говорить о культивировании кактусов в сегодняшнем смысле слова, поскольку в это время кактусы ввозились в Европу с целью их разведения в коллекциях и даже в такой мере, что возникали и процветали фирмы по продаже кактусов.
К этому времени относятся названия родов. Они связаны с именами таких личностей, какими были Филипп Миллер (1691—1771), автор словаря по садоводству (The Gardener’s Dictionary) и садовник ботанического сада в Челси, самого знаменитого в Европе в то время; далее Шарль Плумие, французский ботаник, путешественник, давший описание американской флоры. Сокращения их имен являются самыми старыми авторскими знаками, сопровождающими названия родов (Peireskia Plum. 1705, Cereus Mill. 1754, Opuntia Mill. 1754), с которыми мы встречаемся до сих пор.
Во второй половине 18 века интерес к коллекционированию кактусов упал. Записи и сообщения об этих растениях встречаются лишь изредка. Возможно, социальные условия не благоприятствовали этому увлечению, а может быть и неуспехи в разведении удерживали любителей природы и растений от коллекционирования кактусов. Этот упадок продолжался примерно до 1790 г., который можно назвать началом нового, еще большего расцвета увлечения кактусами, которое продолжается на этот раз более полувека.
Возникают великолепные коллекции и появляются выдающиеся личности второй славной эры коллекционирования кактусов, которые прославились как коллекционированием или разведением, так и научной или литературной деятельностью, связанной с этим увлечением. Чем больше новых видов появляется в Европе, тем сильнее „кактусовый» голод. Однако это уже не виды, случайно обнаруженные путешественниками или исследователями, а добыча организованных экспедиций за кактусами, проникающих все глубже внутрь американского континента. Открываются новые местообитания, растения импортируются в массовом масштабе, возникают крупные фирмы по продаже кактусов, торговля становится выгодной. Всемирно известной становится специализирующаяся на торговлю кактусами фирма в Эрфурте, основанная в 1822 г. Ф. А. Хааге, которая существует и сегодня.
Рост интереса к кактусам и увеличение числа видов приводят и к расширению сведений и опыта, которые требуют литературной обработки. Рождаются новые системы этих растений, все более совершенные, целью которых является составление обзора известных представителей семейства кактусов. Так возникают самостоятельные работы по систематике кактусов и их культивированию. В 1812 г. выходит труд А. Г. Хэворта, английского ботаника, о суккулентах; автор определяет род Mamillaria. В 1837 г. издает свою книгу о кактусах д-р Л. Пфайффер, врач из Касселя и обладатель большой коллекции. В 1841—1844 гг. выходит двухтомный труд о кактусах, написанный Миттлером в Лейпциге. Вскоре (1846) выходит известная книга Фёрстера о кактусах и, наконец, труды Сальм-Дика.
В качестве обозначения начала этой эры коллекционирования кактусов напрашивается 1788 год, когда д-р Иозеф Гартнер (1732— —1791), калвский врач, описывает род Rhipsalis. Затем следуют имена классических фигур в области коллекционирования кактусов, среди которых был и известный Александр Гумбольдт (1769—1859), великий путешественник и знаменитый естествоиспытатель своего времени. Гумбольдт сам разводил кактусы, а свою встречу с ними в природе он описывает по случаю своего путешествия вокруг света, продолжавшегося пять лет (1799—1804). Кактусы описывает и спутник его по этому путешествию, французский ученый д-р Э. Бонплан, а также д-р Карл К унт, учитель Гумбольдта в берлинском университете.
Целый ряд кактусов описал Й. Б. Линк (1769—1851), многие совместно с Ф. Отто. Их общее авторское сокращение (Lk. et Otto) до сих пор сопровождает многие наименования кактусов. Как сам, так и вместе с Отто, Линк основал некоторые из самых старых родов, а именно Melocactus, Echinocactus и Phyllocactus.
Значителен труд исследователя кактусов д-ра Й. Г. Цуккарини (1797—1848), профессора ботаники в Мюнхене, определившего род Echinopsis и описавшего несколько родов. Род Echinocereus определил д-р Г. Энгельманн (1804—1884), врач в г. Сан-Луис, автор книги Cactacae of the Boundary; род Leuchtenbergia выделил В. Д. Хукер (1785—1836), английский ботаник и редактор журнала „Botanical Magazine».
Из ведущих личностей этой эры коллекционирования кактусов упомянем еще имена наиболее значительных: Шеер, Коултер,Де Кандоль, Лемэр, Бриджес, Эренберг, Мартиус, Селлов.
Все упомянутые и многие другие внесли свой вклад в дело развития культивирования кактусов, одни — в качестве ученых и исследователей, другие — в качестве писателей, путешественников или же торговцев. Однако душой этого развития были любители этих растений, которые при создании и расширении своих коллекций без колебаний шли на любые жертвы и оказывали остальным моральную и финансовую поддержку.
Хотя в культивировании кактусов и были достигнуты выдающиеся успехи в деле исследования и литературы, но, в конце концов, целью всех стремлений были — коллекции. Поэтому можно сказать, что крупнейшей личностью этого времени и вообще одной из наиболее ярких фигур кактусоводства всех времен был уже упоминавшийся князь Йозеф Сальм-Дик (1773—1869), страстный любитель кактусов и владелец великолепной коллекции. В качестве импортера он финансировал несколько экспедиций на родину кактусов, но наряду с этим он и сам занимался исследовательской и литературной деятельностью. Результаты своих исследований он опубликовал в нескольких работах, среди которых „Hortus Dyckensis» и „Cactae in horto Dyckensi cultae» представляют особое значение с точки зрения кактусоводства. Система, созданная им, продержалась почти до конца прошлого века и послужила основой для системы Шуманна. Сравнивая 24 вида, объединенных в один род у Линнея, и систему Сальм-Дика, которая содержала уже 20 родов, мы видим значительный прогресс, произошедший за истекшие сто лет в познаниях и взглядах на кактусы.
С половины 19 века в разведении кактусов наступает относительное затишье по сравнению с предыдущим периодом — шестидесятыми годами классического периода разведения кактусов. Европейские державы завоевывают колонии, открываются пути в новые части света и дальние страны. Путешественники и ботаники пользуются невиданными возможностями и в европейские ботанические сады и питомники стекаются новые виды не известной до сих пор флоры из Африки, Азии, обеих Индий, Новой Зеландии и из джунглей Южной Америки. Любители растений восхищаются новыми цветами, сады изобилуют георгинами, хризантемами. Наиболее требовательные цветоводы с большими запросами начинают разводить влаголюбивые орхидеи. Среди знаменитых охотников за орхидеями упомянем Бенедикта Роэзия (1824— —1885), уроженца Чехии, который кроме орхидей собирал и кактусы и открыл много новых видов. В честь его назван Seticereus roezlii.
Но и в этот период коллекционирование кактусов не исчезло. Количество любителей-кактусоводов хотя и уменьшилось, но вопреки общему временному упадку возникло несколько крупных коллекций. Среди их владельцев нужно назвать прежде всего Г. Грусона из Магдебурга, имя которого носит популярный, покрытый красивыми колючками Echinocactus grtisonii, далее д-ра Г. Поселгера, берлинского врача, который с целью пополнения своей коллекции лично отправился в Мексику и Соединенные Штаты, причем открыл новые виды. В это же время возникла и известная коллекция Ф. Сайтца в Праге, насчитывавшая свыше 900 видов, что в семидесятые годы прошлого века означало первое место в Европе.
1890 год стал началом нового, небывалого расцвета культуры кактусов в Европе. В Германии возникло общество коллекционеров кактусов (1892). Появляется новая плеяда известных имен, во главе которой стоит одна из крупнейших фигур среди кактусистов, д-р Карл Шуманн (1851—1904), профессор ботаники и хранитель ботанического музея в Берлине. Вершиной его неутомимой исследовательской деятельности является огромный труд о кактусах — „Gesamtbeschreibung der Kakteen.»
Его система, более полная, чем предыдущие, свидетельствует о дальнейшем прогрессе, а также и о значительном числе вновь открытых видов. Она продержалась довольно долго и признавалась вплоть до периода между двумя мировыми войнами. Результатом его деятельности было значительное расширение увлечения кактусами и в кругах буржуазии. По количеству приверженцев этих растений Германия в его времена выходит, бесспорно, на первое место в Европе, сохраняя его до сих пор.
Шуманн был первым редактором журнала кактусистов „Monats-schrift fur Kakteenkunde» и совместно с другими начал работу на издании великолепной серии цветных листов произведения „Iconographia Cactacearum». После его смерти эту работу продолжил выдающийся исследователь и писатель в области культуры кактусов д-р М. Гюрке вплоть до 1911 г., а после него — д-р Ф. Ваупель. Оба они после смерти Шуманн а руководили немецким обществом кактусистов и редактировали упомянутый журнал,, MonatsschriftfurKakteenkunde».
Из наиболее значительных имен этого периода упомянем хотя бы некоторые: Квэл, Аниситс, д-р Вебер, Арехавалета, Моэллер, Спега-ццини, а наконец, и пражского Антонина Зарубу, который собрал самую большую коллекцию кактусов в Австро-Венгрии.
Еще при жизни Шуманна приобрел известность чешский кактусист с мировым именем А. В. Фрич (1882—1944). Он был выдающимся знатоком кактусов и во время своих семи путешествий, с 1902 по 1929 годы, исходил значительную часть Мексики и Южной Америки. Неутомимо искал новые виды. Его сопровождал большой успех. Фричу удалось вновь найти редкий Astrophytum asterias, который считался давно вымершим. К наиболее значительным его находкам относятся такие редкости, как Obregonia denegrii, многие разновидности Gymno-calycium mihanovichii, Astrophytum senile и др. В области познавания и систематики он придерживался новейших направлений и во многом опередил свое время (распределение гимнокалициумов по семенам и т. д.).
Среди других чехословацких кактусистов, в особенности в области литературной деятельности выделяется Оскар Смрж, автор книги ,,Кактусы и другие суккуленты» („КаЫту a jine sukulenty»).
Вскоре после первой мировой войны возобновляется процесс развития в культивировании кактусов во всем мире. Становится заметным и его постоянное проникновение в самые широкие слои общества. Возникают клубы и общества, пропаганда и выставки приносят успех, жизнь обществ бьёт ключом. Хотя импорт растений еще окупается, но в европейских питомниках уже растут сотни тысяч сеянцев, кактусисты прививают нежные виды, в отношении которых считал ось, что они не вынесут наших климатических условий. На помощь любителям приходят и действенные средства для борьбы с болезнями и вредителями растений. Цены падают и кактусы становятся доступными и самым широким слоям населения. Число известных видов достигает уже двух тысяч, так что перерастает и систему Шуманна. Хотя и с опозданием, но все-таки приходится признать новую систему американцев Бритто-на и Розеи немцам. Изданием капитальной четырехтомной монографии „The Cactacae» двух упомянутых авторов (1918—1924) американцы на некоторое время захватывают жезл первенства. И по праву, поскольку труд Бриттона и Розе в действительности превзошел все предшествующие. Правда, вскоре после принятия этой новой системы (содержала 125 родов) обнаружились и первые недостатки, и было почти очевидно, что и это разделение не будет последней ступенью в развитии систематической классификации кактусов.
Между тем (1929 г.) и Альвин Бергер опубликовал свою попытку новой систематики кактусов. Его система, однако, означала шаг вперед, а два шага назад, так что большинство кактусистов и не исправляло по нему ,,паспорта» своих растений.
С легкой руки Фрича, открывшего дорогу к новым южноамериканским местонахождениям, перед второй мировой войной начал преобладать прилив боливийских, аргентинских, перуанских, а наконец, и чилийских видов. Правда, Мексика, опасаясь полного опустошения своей типичной флоры, ограничила вывоз кактусов, что было одной из причин угасания интереса кактусистов к североамериканским видам. Уже во времена Пфайффера и Цуккарини европейским кактуси-стам были известны некоторые прекрасные южноамериканские виды, прежде всего эхинопсисы со сказочно красивыми цветами, таинственный Echinocactus peruvianus, несколько гимнокалициумов, как раз самые красивые, например G. megalothelos, monvillei, denudation и др. Но Южной Америке как-то не верили и идеалом для кактусистов была Мексика. Под понятием ,,кактус» в представлении каждого европейца обычно всплывало некое дико ощетинившееся колючками суккулентное растение и, наоборот, под понятием ,,Мексика» каждый смертный подразумевал рай кактусов. И, без сомнения, обоснованно, потому что упомянутая страна не только чрезвычайно богата количеством видов этих растений, но и потому, что мексиканские кактусы прекрасны и настолько разнообразны по размерам и форме тела, что удовлетворят и самого требовательного любителя.
Благодаря Фричу слово неожиданно получила и Южная Америка. Вдруг оказалось, что красоты и разнообразия и там хватает.
Мечтательные души кактусистов, для которых мексиканский кактус — потомок молчаливых свидетелей ацтекской империи — какой-то живой концентрат экзотической романтики, быстро должны были открыть эти ,,ценности» и у представителей Кордильер. Ведь таинственное очарование кактусов с озера Титикака не в меньшей степени могло вызвать в воображении кактусистов такие же впечатления и воспоминания о славе и трагедии былых времен империи инков.
Начинается наступление южноамериканских лобивий, ребуций, пародий, и исключительную популярность завоевывают отзывчивые гимнокалициумы. Видов много, возникают коллекционеры-специалисты. И не удивительно, что после Фрича отправляются в путь коллекционеры Г. Блоссфельд, О. Марсонер, Бакеберг и многие другие. В Европу посыпались растения и семена видов, о каких кактусисты и не мечтали полвека назад. Пришло время приступить к специализации.
Разведение кактусов растет не только в ширину, но достигает и высокого уровня. На популяризацию результатов и опыта выращивания благоприятное влияние оказывает деятельность обществ и клубов и журналы, в которых коллекционеры—кактусисты могут делиться своим опытом. В этот период чехословацкое кактусоводство завоевывает себе прочное положение в мировом масштабе и наилучшую репутацию заграницей. Разведение кактусов уже давно не было редкостью и в Словакии, ведь процветающая фирма Валентовой по продаже кактусов в Братиславе относилась к наиболее значительным и крупным в нашей республике.
Вскоре, однако, в этом развитии снова наступает перелом. Начинается вторая мировая война. Свирепствует самая коварная и опасная болезнь человеческой цивилизации — фанатизм. Европа лежит в руинах. Понятно, что для людских увлечений остается мало места. Но человек, биологическое существо, руководствующееся инстинктом самосохранения, мерзнет в трудное время из-за недостатка топлива, но своих любимцев спасает от замерзания и ценой величайших жертв.
Трудно завоеванный мир быстро залечивал раны печальных лет. Человек снова строит, а в симбиозе с ним оживают и кактусы в европейских коллекциях в такой небывалой мере, на какую не рассчитывали и самые большие оптимисты и энтузиасты этого увлечения.
Путь кактусов в последнюю, краткую эпоху истории после окончания второй мировой войны до наших дней действительно кажется победоносным путем. Кактусы проникают в самые удаленные уголки света, и интерес к этим растениям преодолевает последние препятствия и границы, существовавшие еще в недалеком прошлом между общественными классами. В неудержимом развитии человеческого общества перевес берет класс трудящихся. Отступают остатки суеверий, которые, к удивлению, господствовали в представлениях наших женщин, даже и образованных (например: в доме, где есть девушки, кактусы разводить нельзя, поскольку девушки не выйдут замуж).
Сегодняшнее увлечение кактусами опирается на результаты углубленного научного исследования. Благодаря этим результатам работа кактусиста-любителя в настоящее время настолько успешна, что он может ставить перед собой все более трудные задачи. Он не только владеет латинской терминологией в области кактусов, но в практике разведения исходит из знаний законов жизни растений и биологических процессов, которые направляют развитие и сопровождают жизнь растения с момента оплодотворения цветка и всхода семени вплоть до его зрелости. Кактусов в коллекциях становится все больше и они, благодаря правильному уходу и неоценимой помощи современной химии, здоровые и красивые. Они доставляют людям действительную радость.
Эта успешная ступень развития увлечения кактусами свидетельствует о выдающихся трудах тех, кто идет во главе мирового кактусоводства в современности, или же в недалеком прошлом. На первое место мы должны выдвинуть имя Курта Бакеберга, автора самого крупного до сих пор труда о кактусах — „Die Cactacae». В его шести томах обобщены результаты изучения всех, известных до сих пор, видов семейства, число которых и с разновидностями достигает почти трех тысяч.
Бакеберг пытается в этом монументальном труде зафиксировать свою расширенную систему 1942 года, которая с первоначальных 89 родов в дальнейшем разрослась до 230 к 1962 году. Поскольку создатели предыдущих систем и составители описаний новых видов работали в одиночку и были недостаточно информированы о результатах других, то не раз случалось, что то же самое растение, поименованное несколькими авторами, имело несколько названий. Случалось, что самостоятельный вид одного автора у другого фигурировал в качестве разновидности; следующий автор не признал этот вид и даже в качестве разновидности, считая его синонимом. Иногда в острой дискуссионной борьбе его перетягивали из одного рода в другой. Так могло произойти, что в прежних систематиках было больше названий кактусов, чем насчитывалось видов. Так что, было уже необходимо в хаотическом состоянии навести, наконец, порядок. Эта сложная работа требует не только чрезвычайно обширных знаний и совершенной ориентации в запутанном царстве кактусов, но и большой ответственности. Несомненно, этой работы хватило бы и для трудолюбивого коллектива. Бакеберг взялся за эту задачу в одиночку. Чтобы получить общее представление ему пришлось много и немилосердно зачеркивать. В результате этой болезненной операции он „обидел» не одного ,,автора»,так что,наравне с восхищением и признанием, на его долю выпало и немало критических замечаний. Бесспорно, что, решая некоторые спорные случаи, он руководствовал я субъективным мнением, но так же поступил бы и каждый. Этот его „недостаток» в решающей мере компенсируют положительные стороны и неоценимый вклад его труда, который вряд ли в ближайшем будущем удастся кому-либо преодолеть. О творческой силе Бакеберга свидетельствуют и многие другие его публикации. В своей молодости он семь раз предпринял путешествие за океан, прошел значительную часть американского континента, изучал жизнь кактусов на их родине и успешно занимался поисками новых видов.
Среди писателей и исследователей за последнее двадцатипятилетие выделяются, далее, д-р Эрих Вердерманн, путешественник, открывший много новых видов, известный своей книгой „Meine Kakteen»; австриец д-р Франц Буксбаум — прежде всего теоретик, создатель системы и автор многих видов; д-р Р. Т. Крэиг, американский исследователь и выдающийся знаток мамиллярий; В. Хааге из Эрфурта,правнук Ф. А. Хааге, основателя всемирно известной фирмы, специализирующейся на продажу кактусов и их семян, знаток кактусов и автор популярных практических книг. Как путешественник и охотник за кактусами пользуется хорошей известностью Фридрих Риттер, до сих пор неутомимо разыскивающий новые виды. Он исследовал главным образом западную часть Южной Америки, причем открыл столько новинок, сколько удавалось мало кому до него.
Кроме упомянутых, стоит отметить и имена хотя бы некоторых выдающихся кактусистов последнего периода, которые, благодаря, своей творческой деятельности и любви к этим растениям, в той или иной форме способствовали развитию этого увлечения. К ним относятся: Соэренс, Фирек, Шелле, Хоссеус, Фридрих, Крайнц, Карденас.
Среди чехословацких кактусистов в последнее время выдвинулись прежде всего Л. Козельский, Б. Бретшнайдер, Б. Полянский, Й. Сейдл и упомянутый уже О. Смрж — представители старшего поколения, далее, Б. Вайнгарт, Б. Яйо, О. Садовский, Крой-цингер, Ф. Венцлу, д-р Й. Валничек, а также и знаменитый Ян Шуба, лучший наш практик и успешный кактусовод. Ведущими личностями в области коллекционирования кактусов в настоящее время являются инж. Ф. Пажоут и Р. Шубик из Праги, а также д-р Б. Шютц и 3. Флайшер из Брно. Самой крупной частной коллекцией в Чехословакии обладал недавно умерший Й. Войта в Пардубицах, а в Словакии — д-р Й. Малик в Кветославове и Й. Сад л он в Трнаве, которому автор книги приносит особую благодарность за советы и помощь при писании этой книги.
Коллекционирование кактусов в Чехословакии, опирающееся на славные традиции, удерживает свое видное положение в Европе и до сегодняшнего дня. Идет пятое десятилетие со дня основания организации любителей кактусов у нас, и хорошие результаты, достигнутые за этот период, за границей не только известны, но и пользуются авторитетом. Сегодня в нашей республике насчитывается примерно 100 активных кружков любителей кактусов, которые организуют выставки, систематически делают интересные публичные доклады с демонстрацией фильмов, занимаются пропагандистской деятельностью, помогают начинающим и с успехом распространяют это увлечение и среди молодежи.
Радостно сознавать, что в последнее время коллекционирование кактусов и в Словакии растет и что бывшие владельцы оконных коллекций безымянных гибридов становятся настоящими кактусистами.

Если материал на сайте «Всё про кактусы» Вам понравился, то смело делимся со своими друзьями в социальных сетях, нажимая на нужную кнопку.